Отзыв официального оппонента о диссертации Максимовой Софьи Алексеевны

Настоящая диссертационная работа посвящена  изучению обыденной интерпретации художественных произведений в лингвоперсоналогическом аспекте. Чрезвычайно своевременной и интересной является постановка такой задачи, так как дальнейшая  разработка теории лигвоперсоналогических типов  остро нуждается в привлечении, с одной стороны, дискурса самых разных говорящих субъектов (а не только личностей писателей и ученых), с другой стороны, внимания не только к говорящему, но и к адресату.

 Выбор темы исследования  предполагает  работу на пересечении двух актуальных направлений в антропоцентрической исследовательской парадигме: лингвоперсоналогии и интерпретации обыденного языкового сознания. Оба направления представляют собой быстро развивающиеся и дискуссионные области современной лингвистики. Все это требует от диссертанта серьезной, глубокой и разносторонней теоретической подготовки. Следует отметить, что диссертанткой освоен обширный круг научной литературы (196 наименований); библиографический аппарат диссертации демонстрирует хорошую источниковедческую базу, отсылая к значительному ряду не только теоретико-лингвистических работ, но и работ по психологии, социологии и педагогике. И С.А.Максимова  прекрасно справляется   с непростой задачей: она свободно ориентируется в научной литературе. Софья Алексеевна стремится составить собственное представление об основных положениях теорий, которые лежат в основе различных современных направлений. Как справедливо отмечает автор рецензируемой работы, чаще всего объектом внимания исследователей оказываются элитарные языковые личности (писатели, политики, ученые). «Рядовой» говорящий до недавнего времени был обделен вниманием исследователей. Привлечение научного внимания к рядовому пользователю языка представляется очень своевременным и ценным.

И в связи с этим, к сожалению, я вынуждена заметить, что в обзоре  литературы по лигвоперсоналогии не оказалось работ томских исследователей Л.Г.Гынгазовой и Е.В.Иванцовой, которые давно и плодотворно решают проблему описания диалектной языковой личности, исследуют обыденное языковое сознание.

Актуальность исследования определяется также и необходимостью изучения личности не только говорящего, но и рядового читателя, особенно на фоне того, что, по данным ВЦИОМ, процент нечитающих россиян к 2010 году вырос до 37%, а активно читающих россиян осталось только 23%.

Ценность и новизна данной диссертации определяется несколькими моментами: во-первых, это первое  исследование рецептивно-интерпретационной деятельности адресата как лингвистического процесса; во-вторых, это исследование интерпретационных возможностей читателей младшего подросткового возраста; в-третьих, в центре внимания – обыденная интерпретация текстов, что позволяет воссоздать реальную картину функционирования художественного текста.

 Вызывает безусловное уважение тот факт, что работа выполнена на большом (2426 интерпретирующих высказываний) материале, который собран в результате лингвистического эксперимента, в котором приняли участие 474 школьника.  Богатство материала позволило автору не только сделать важные выводы, непосредственно связанные с темой работы, но и свидетельствует о достоверности полученных результатов и  предлагаемых выводов.

Теоретическая значимость работы определяется тем вкладом, который она вносит в развитие теории лингвоперсоналогии (описание языковой личности неэлитарного типа, выделение ряда оппозиций, по которым можно охарактеризовать тип интерпретатора) и  теории обыденного языкового сознания.

                Характеризуя практическую значимость выполненного исследования, сама С.А.Максимова справедливо отмечает, что результаты работы могут быть использованы в разных областях: преподавании ряда  лингвистических курсов, в библиотечной работе, они могут быть учтены при проведении лингвистической экспертизы для установления авторства текста. Это, бесспорно, так.  Кроме того, на мой взгляд, результаты исследования могут быть чрезвычайно полезны при чтении курса «Социология и психология чтения» для студентов, обучающихся по специальности «Издательское дело и редактирование».

По теме диссертации автором опубликовано пять работ, сделаны доклады на научных конференциях. Автореферат и статьи, появившиеся в открытой печати, полностью отражают достижения и выводы диссертационного исследования, которое написано ясным и четким стилем, хорошо структурировано.

В содержательном плане несомненной удачей автора исследования следует признать предложенные методики сбора и анализа материала. Вполне убедительными являются аргументы автора исследования, обосновывающие включение шести разнонаправленных вопросов в анкету. Анализ собранных интерпретирующих высказываний позволил С.А.Максимовой выделить ряд оппозиций, по которым определяется лингвоперсонологический тип интерпретации. Представляется обоснованным первый уровень членения, т.е. выделение оппозиции «целостные и развернутые типы интерпретации».  Логично, что дальнейшее внимание автора в основном сосредоточено на развернутых типах интерпретации, которые оказалось возможным противопоставить по следующим критериям:

  • степень близости исходного и интерпретирующих текстов (копиальные и креативные);
  • тема высказывания (внешне-ориентированные и внутренне-ориентированные);
  • актуальность самого текста или экстралингвистических реалий (эстетические и реалистические);
  • способ восприятия (логические и эмоциональные типы интерпретирующих текстов).

Таким образом, автор исследования выступил интерпретатором интерпретирующих текстов и сделал это с достаточно уважительным и чутким отношением к личности подростка. В целом предложенная классификация не вызывает возражения, представляется вполне обоснованной. Тем не менее, не все положения рецензируемой работы могут считаться бесспорными. Хотелось бы в плане научной дискуссии выразить некоторые свои сомнения и замечания.  Не вполне убедительным и правомерным представляется введение и переосмысление терминов Ш.Балли диктум и модус в данное исследование. Эти термины уже заняты в семантическом синтаксисе. Мне как синтаксисту показалось неудачным, а главное, ненужным использование уже занятых терминов в приложении к исследуемому материалу. Их использование только затрудняет понимание сути и не дает никаких новых знаний о предмете исследования. Кроме того, введение этих терминов привело к тому, что оппозиция эмоциональный/логический тип интерпретирующих текстов выделяется по двум разным основаниям. Представляется, что такой подход неправомерен, так как неочевидно, один ли это тип оппозиции или разные, которые можно было бы назвать по-разному.

Как всякая серьезная работа, диссертационное исследование Софьи Алексеевны Максимовой вызывает и вопросы.

  1. Чем объясняется выбор отрывков из произведений Пелевина и Ильфа и Петрова, предложенных для интерпретации школьникам 10 – 11 лет? Почему не были использованы фрагменты из детской литературы?
  2. Во второй главе для характеристики интерпретирующих текстов были выделены оппозиции по разным основаниям. Можно ли представить выделенные оппозиции в виде типологии интерпретирующих текстов? Другими словами, есть ли некие закономерности в соотношении типов интерпретации, например, внешне ориентированный, реалистический, копиальный, логический  — это один тип интерпретирующего текста; а внутренне ориентированный, креативный, эстетический и эмоциональный – это другой тип интерпретирующего текста? Или выделение таких зависимостей неправомерно?

В целом, как я уже отметила, диссертационное сочинение написано хорошим, ясным  научным стилем. Тем досаднее погрешности,  иногда допускаемые автором. В работе неоправданно, на мой взгляд, встречается повтор одних и тех же цитат из работ  Н.Д. Голева – стр. 69 и 93; Ю.Н. Караулова – стр.5, 17 и 73.  Кроме того, к сожалению, диссертационное исследование не лишено опечаток (с. 39, 44, 53, 54 и др.). Это, разумеется, частные, непринципиальные замечания, наличие которых никоим образом не умаляет достоинств этой работы. Задачи, которые автор ставила перед собой, решены, цель исследования достигнута, положения, выносимые на защиту, доказаны. Более того, как мне представляется, эта работа весьма перспективна. Она может послужить основой для дальнейших исследований, связанных с созданием полной типологии интерпретирующих текстов, а также с описанием различных языковых личностей, с выявлением их особенностей, обусловленных внеязыковыми факторами (возраст, образование, пол и др.).

     Следовательно, на основании выше изложенного, можно сделать вывод, что диссертационное сочинение  С.А.Максимовой представляет собой законченное самостоятельное исследование. Работа соответствует требованиям, предъявляемым к диссертациям, а ее автор заслуживает присуждения искомой степени кандидата филологических наук по специальности 10.02.01 – русский язык.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector