Заключение.

В общем, анализ возможных недостатков такого метода исследования как ведение дневника показал, что использование дневников:

  • Создало несколько дополнительных, но менее значимых отклонений от образца;
  • Создало определенные трудности для некоторых участников;
  • Показало, что на первой неделе записи менее подробны;
  • В нескольких случаях отразило ход лечения, а не последовательность текущих событий;
  • Сделало отношение участников к собственному лечению более ответственным;
  • Подняло ряд вопросов этического характера.

В противовес изложенному выше, анализ данных, полученных из дневников и на консультациях, обеспечил понимание принципов организации лечения людей пожилого возраста, которые, на наш взгляд, не могли быть вычленены при помощи других методов. В целом, мы пришли к заключению, что дневники:

  • Обеспечили нас подробной (если не исчерпывающей) информацией;
  • Сделали проблему получения точного отзыва об изменении в состоянии больного менее острой;
  • Адаптировали процесс лечения к распорядку повседневной жизни;
  • Помогли нам определить, что участники в действительности делали из того, о чем они говорили.

Исследование показало, что метод использования дневника, основанный на подобной стратегии, мог бы быть полезен для изучения других аспектов жизнедеятельности применительно к самым различным социальным группам.

Неожиданным для нас стал еще один результат исследования, который заставил нас задуматься над значимостью и силой написанного слова. При любой попытке систематического и тщательного анализа такого источника информации как дневниковая запись должен приниматься во внимание сам процесс записи. Как показал пример госпожи Клоуз, некоторые участники считают, что слово написанное обладает гораздо большей значимостью, чем брошенное мимоходом. По той же причине участники, при работе с которыми был использован диктофон, иногда просили ассистентов прекратить запись. Этот факт отражает общераспространенное отношение к «даче показаний» как к делу большой общественной значимости. Большинство участников, о чем свидетельствуют записи госпожи Харпер, стремились к тому, чтобы их записи были точны. Когда участники проекта делают записи «от руки», «своими словами» и «когда сами захотят», исследователи должны осознавать всю важность таких свидетельств.

В трех дневниках присутствуют записи, сделанные рукой не самого участника и даже не ассистента: возможно, друга или работника здравоохранения. Здесь важно учесть степень доверия, выказанного по отношению к этому человеку. Как и в случае, когда участники брали себе писарей, это говорит о большой вовлеченности в жизь участника и свидетельствует об общем стремлении поддержать участника.

Запись в дневнике госпожи Нил резко контрастирует с вышеописанным. Она сделана на двенадцатый день, приблизительно в 3 часа ночи дрожащим почерком. Отмечается головная боль и прием таблетки Co – codamol. Естественно, мы не знаем точно, когда была сделана эта запись, но живость этого упоминания о боли, испытанной поздней ночью, не может быть обеспечена никакими другими методами исследования. В целом, эти дневники представляют собой описания прожитого дня, сделанные от первого лица.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector