КОНЦЕПЦИЯ РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ В КИТАЙСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ НА ТАЙВАНЕ

Китайская Республика на Тайване де-факто является территори­ально — политическим образованием с большинством признаков госу­дарства, юридически не признается в мире. Сложилась уникальная ситуация. Являясь фактически суверенной территорией, Тайвань, тем не менее, не может получить международного признания. Обеспечи­вая международную изоляцию Тайваня, Китай, однако, не в состоянии реализовать над ним декларируемый суверенитет.

Остров Тайвань абсолютно самоуправляем и обладает всеми ат­рибутами государства — правительством, парламентом, конституцией, валютой, армией и, более того, колоссальными политическими амби­циями. Тайвань имеет площадь, равную территории Голландии, и на­селение в 22 миллиона человек — в четыре раза больше, чем в Гонкон­ге, и в 44 раза больше, чем в Макао.

Опыт Тайваня в области конституционного строительства пред­ставляется чрезвычайно интересным и полезным для изучения и оцен­ки.

Центральный уровень государственного управления Китайской Республики, содержит пять юаней (палат): Исполнительный, Законода­тельный, Судебный, Экзаменационный и Контрольный, а также Прези­дента, и Национальное собрание.

По замыслу отца первой китайской конституции доктора Сунь Ятсена Китай должен был заимствовать лучшие элементы механизма разделения властей по опыту США и стран Западной Европы. Речь идет, прежде всего, о трех ветвях государственной власти: законода­тельной, исполнительной и судебной.

В отношении трех стержневых элементов системы разделения властей можно сказать, что они в той или иной степени сбалансирова­ны 8 соответствии с классическими требованиями современного демо­кратического государства и выполняют строго предназначенные для них функции.

Одновременно Сунь Ятсен настоял на двух дополнительных эле­ментах Китайской системы разделения властей.

Одним из этих элементов стал Экзаменационный юань, который воплотил самобытный опыт зародившийся еще в имперском Китае и, одновременно, подтвердил факт приверженности к адекватной преем­ственности в сфере национальной правовой мысли и отказ от слепого отрицания достижений прошлых поколений. Система государственных экзаменов в Китае существовала долгое время. Должностные лица множества династий избирались или отбирались главным образом через специфические экспертизы. Система выжила через историче­ские преобразования, потому что она не противоречит идеалам демо­кратии и не ставит никакого различия между благородными и бедными сословиями; скорее, экзаменационная система это — открытое сорев­нование, где талант — единственный фактор, определяющий выбор должностных лиц.

Согласно Конституции Республики Китай, Экзаменационный Юань — высший орган государственной Экспертизы. Экзаменационный Юань наблюдает за всеми связанными с экзаменационной экспертизой вопросами. В соответствии со статьей 6 Конституционной Поправки, провозглашенной 25 апреля, 2000, Экзаменационный Юань имеет следующие направления деятельности: проводит экзамены прави­тельственных служащих; выдает свидетельства о квалификациях госу­дарственных служащих, обслуживает защиту государственных служа­щих; формулирует политику в отношении назначений и смещения, вы­полнения работы, масштабов платы, содействия (продвижению по службе), принимает арбитражные решения в отношении споров прави­тельственных служащих.

Существование самостоятельного экзаменационного ответвле­ния государственной власти обуславливается двумя причинами.

Во-первых, потребностью эффективного обеспечения непосред­ственно субъективного конституционного права на осуществление го­сударственной службы всеми или, точнее, любыми гражданами Китай­ской Республики.

Во-вторых, необходимостью практической поддержки предостав­ленного народу конституционного права на экзаменационную экспер­тизу лиц, осуществляющих государственное управление.

Другим элементом конституционного разделения властей стал Контрольный Юань. В качестве высшего наблюдательного органа го­сударства Контрольный юань обладает правами импичмента, цензуры, ревизии и проведения слушаний. В соответствии с анализом Тайвань­ского закона «О контроле в Китайской Республике» можно попытаться сделать вывод, что это квазисудебный орган, обладающий полномо­чиями конституционного контроля и надзора. Причем Контрольный Юань не занимается вопросами исследования конституционности нор­мативных актов — это прерогатива Национального собрания и судебно­го юаня. Контрольный Юань работает с жалобами граждан на предмет нарушения их конституционных прав, выполняя тем самым роль свое­образного коллегиального омбудсмена (уполномоченного по правам человека). Кроме того, основная функция Контрольного Юаня заклю­чается в принятии решений об отстранении от должностей высших должностных лиц, включая Президента Китайской Республики, и пере­дачу их под действие судов общей юрисдикции, возглавляемых Су­дебным Юанем. Контрольный Юань в настоящее время состоит из 29 депутатов, включая председателя и его заместителя. Все члены Кон­трольного юаня исполняют обязанности 6 лет и назначаются прези­дентом Китайской Республики с согласия Законодательного юаня.

Необходимо отдать дань доктору Сунь Ятсену, как ученому государствоведу, ведь он еще в начале двадцатого века, когда школа юри­дического позитивизма находилась в зачаточном состоянии сумел по­чувствовать важность контрольно-надзорного направления в деятель­ности государственной власти и предположил, что данная деятель­ность должна быть самостоятельной и равноценной законодательной, исполнительной и судебной.

В итоге предложенного исследования целесообразно предложить признать опыт современного Тайваня и учитывать его при совершен­ствовании принципа разделения властей, начиная с формулировок основ конституционного, государственного общественного строя. Воз­можно, мировая конституционно-правовая мысль вполне созрела для выхода за рамки традиционного рассмотрения триединства государст­венной власти, по крайней мере, опыт существования рассмотренного политико-территориального образования позволяет сформировать иной, неординарный взгляд на государственное строительство.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector