ПРОБЛЕМЫ УСТАНОВЛЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ БЮДЖЕТНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ЗАКОНАМИ СУБЪЕКТОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Финансовые органы в процессе осуще­ствления контрольно-ревизионной деятель­ности сталкиваются со множеством про­блем. Для проверки целевого и эффективно­го использования бюджетных средств возни­кает необходимость получения документов от бюджетных учреждений и других получа­телей средств бюджета, которые иногда не только их не представляют, но и препятству­ют проведению контрольно-ревизионных мероприятий. Так, в мае 2007 г. произошел конфликт между ревизорами департамента финансов администрации Иркутской облас­ти и Главным управлением внутренних дел Иркутской области. Ревизоров не допустили в помещение бюджетополучателя для прове­дения проверки, в ходе которой предполага­лось выяснить, каким образом были исполь­зованы средства областного бюджета, выде­ленные на содержание милиции обществен­ной безопасности.

Еще большие сложности возникают при решении вопросов привлечения к ответст­венности лиц, допустивших нарушения в финансовой деятельности. В частности, не­редко возникают проблемы адекватного на­казания за такие нарушения, как:

—   непредставление либо несвоевремен­ное представление отчетов и иных сведений, необходимых для составления проектов бю­джетов, их исполнения и контроля за их ис­полнением;

—    осуществление государственных или муниципальных закупок с нарушением уста­новленного порядка;

— нарушение порядка формирования смет бюджетных учреждений;

— превышение принятых денежных обя­зательств по сравнению с доведенными ли­митами бюджетных обязательств;

—   предоставление бюджетных инвести­ций с нарушением установленного порядка;

—  несвоевременное исполнение платеж­ных документов на перечисление средств, подлежащих зачислению на счета соответст­вующих бюджетов, в отношении кредитных организаций;

—  несвоевременное исполнение платеж­ных документов на перечисление бюджет­ных средств, подлежащих зачислению на ли­цевые счета получателей бюджетных средств;

— несоблюдение нормативов финансовых затрат на оказание государственных услуг;

—  другие нарушения.

Перечисленные деяния представляют

собой нарушения бюджетного законодатель­ства Российской Федерации.

В соответствии со ст. 281 Бюджетного кодекса Российской Федерации неисполне­ние либо ненадлежащее исполнение уста­новленного БК РФ порядка составления и рассмотрения проектов бюджетов, утвержде­ния бюджетов, исполнения и контроля за исполнением бюджетов бюджетной системы

Российской Федерации признается наруше­нием бюджетного законодательства Россий­ской Федерации, которое влечет применение к нарушителю мер принуждения. Необходи­мо в данном случае отметить слишком узкий подход при определении понятия «наруше­ние бюджетного законодательства Россий­ской Федерации», поскольку оно увязывает­ся лишь с неисполнением положений БК РФ. Однако к бюджетному законодательству Российской Федерации относятся: БК РФ, принятые в соответствии с ним федеральные законы о федеральном бюджете, федеральные законы о бюджетах государственных внебюд­жетных фондов Российской Федерации, за­коны субъектов Российской Федерации о бюджетах субъектов Российской Федерации, законы субъектов Российской Федерации о бюджетах территориальных государственных внебюджетных фондов, муниципальные пра­вовые акты представительных органов муни­ципальных образований о местных бюдже­тах, иные федеральные законы, законы субъ­ектов Российской Федерации и муниципаль­ные правовые акты представительных орга­нов муниципальных образований, регулиру­ющие бюджетные отношения, указанные в ст. 1 БК РФ (ст. 2 БК РФ). Поэтому пред­ставляется более правильным в ст. 281 БК РФ установить, что нарушение бюджетного законодательства — это неисполнение либо ненадлежащее исполнение установленного бюджетным законодательством Российской Федерации порядка составления и рассмот­рения проектов бюджетов, утверждения бюд­жетов, исполнения и контроля за исполне­нием бюджетов бюджетной системы Россий­ской Федерации.

Как указывалось выше, к лицам, допус­тившим нарушения бюджетного законода­тельства, применяются меры принуждения. В ст. 282 БК РФ раскрываются виды этих мер: предупреждение о ненадлежащем ис­полнении бюджетного процесса, блокировка расходов, изъятие бюджетных средств, при­остановление операций по счетам в кредит­ных организациях, наложение штрафа, на­числение пени, иные меры в соответствии с БК РФ и федеральными законами. В науч­ной литературе ведутся многочисленные дискуссии по поводу того, к какому виду от­ветственности данные меры относятся. Об­ращает на себя внимание точка зрения о том, что нормы, предусматривающие ответ­ственность за совершение бюджетных пра­вонарушений, являются финансово-право­выми нормами, устанавливают и регулируют порядок и условия применения к правонару­шителям мер финансово-правовой ответст­венности.

Вместе с тем необходимо учитывать, что конкретные меры, применяемые к наруши­телям бюджетного законодательства Россий­ской Федерации, определяются в ст. 289—306 БК РФ, устанавливающих составы данных правонарушений. Содержание этих статей показывает, что за нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации применяются в том числе меры администра­тивной ответственности: «влечет наложение штрафа на руководителей … в соответствии с Кодексом РСФСР об административных правонарушениях».

Действующий в настоящее время Кодекс Российской Федерации об административ­ных правонарушениях устанавливает адми­нистративную ответственность только за три нарушения бюджетного законодательства Российской Федерации: нецелевое использо­вание бюджетных средств и средств государ­ственных внебюджетных фондов, нарушение срока возврата бюджетных средств, полученных на возвратной основе, нарушение сроков перечисления платы за пользование бюджетными средст­вами. Следовательно, наложить штрафные санкции можно только за нару­шения, упомянутые в ст. 289—291 БК РФ.

При этом следует учитывать, что в соот­ветствии со ст. 23.7 КоАП РФ органом, осу­ществляющим функции по контролю и над­зору в финансово-бюджетной сфере, рассмат­ривающим дела об административных право­нарушениях, предусмотренных ст. 15.14—15.16 КоАП РФ в отношении получателей средств федерального бюджета и получателей средств бюджетов государственных внебюд­жетных фондов, является федеральный ор­ган исполнительной власти, осуществляю­щий функции по контролю и надзору в фи­нансово-бюджетной сфере.

Что касается дел об административных правонарушениях по нецелевому использо­ванию бюджетных средств и средств госу­дарственных внебюджетных фондов, нару­шению срока возврата бюджетных средств, полученных на возвратной основе, наруше­нию сроков перечисления платы за пользо­вание бюджетными средствами в отношении получателей средств бюджетов субъектов Российской Федерации и средств местных бюджетов, то орган, осуществляющий их рассмотрение, должен определяться законом субъекта Российской Федерации. Это под­тверждается практикой Конституционного Суда Российской Федерации.

Данные нарушения являются нарушени­ями в сфере финансового и кредитного ре­гулирования, относящегося в соответствии с п. «ж» ст. 71 Конституции Российской Феде­рации к предметам ведения Российской Фе­дерации. В силу ст. 73 Конституции Россий­ской Федерации в указанных сферах субъек­ты Российской Федерации обладают собст­венными нормотворческими полномочиями, так как согласно правовой позиции Консти­туционного Суда Российской Федерации, высказанной в постановлении от 10 декабря 1997 г. № 19-П по делу о проверке консти­туционности ряда положений Устава (Ос­новного закона) Тамбовской области, отне­сение финансового, валютного, кредитного регулирования к ведению Российской Феде­рации не препятствует органам государст­венной власти субъекта Российской Федера­ции в пределах своих полномочий осуществ­лять меры по мобилизации и расходованию собственных финансовых средств.

Исходя из этого можно сделать вывод, что субъект Российской Федерации вправе установить, какой из региональных органов исполнительной власти осуществляет юрис- дикционные полномочия в случае соверше­ния в отношении средств регионального и местного бюджетов административных пра­вонарушений, предусмотренных ст. 15.14— 15.16 КоАП РФ, при условии воспроизведе­ния соответствующих диспозиций указанных норм об административной ответственности в законе субъекта Российской Федерации.

В качестве примера установления адми­нистративной ответственности за нарушение бюджетного законодательства путем воспро­изведения положений федерального законо­дательства можно привести Закон Иркут­ской области от 3 декабря 2004 г. № 81-оз «Об административной ответственности за нарушение бюджетного законодательства в Иркутской области». Данным законом пре­дусмотрена административная ответствен­ность за нецелевое использование бюджет­ных средств (ст. 2), нарушение срока возвра­та бюджетных средств, полученных на воз­вратной основе (ст. 3), нарушение сроков перечисления платы за пользование бюджет­ными средствами (ст. 4), определены долж­ностные лица, уполномоченные составлять протоколы об административных правонару­шениях, предусмотренных указанным зако­ном, а также должностные лица, уполномоченные рассматривать дела об ад­министративных правонарушениях, содер­жащихся в областном законе. Анало­гичные нормы закреплены в законах Архан­гельской, Ленинградской, Пензенской, Уль­яновской областей, Алтайского, Краснояр­ского, Приморского краев и некоторых дру­гих субъектов Российской Федерации.

Таким образом, анализ положений КоАП РФ показал его несогласованность с поло­жениями БК РФ. КоАП РФ не устанавлива­ет меры ответственности за большинство на­рушений бюджетного законодательства Российской Федерации, перечисленных в части четвертой БК РФ. Восполнить возникший по­сле вступления в действие КоАП РФ пробел пытаются региональные законодатели.

В соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 72 Кон­ституции Российской Федерации, п. 39 ч. 2 ст. 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах ор­ганизации законодательных (представитель­ных) и исполнительных органов государст­венной власти субъектов Российской Федерации» к полномочиям органов государствен­ной власти субъекта Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуще­ствляемым данными органами самостоятель­но за счет средств бюджета субъекта Россий­ской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета), относится реше­ние вопросов установления административ­ной ответственности за нарушение законов и иных нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации, нормативных право­вых актов органов местного самоуправления.

Статьей 1.1 КоАП РФ закреплено, что законодательство об административных пра­вонарушениях состоит из данного Кодекса и принимаемых в соответствии с ним законов субъектов Российской Федерации об адми­нистративных правонарушениях.

Согласно ч. 2 ст. 76 Конституции Рос­сийской Федерации, ч. 2 ст. 3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и ис­полнительных органов государственной вла­сти субъектов Российской Федерации» по предметам совместного ведения издаются федеральные законы и на их основе законы и иные нормативные правовые акты субъек­тов Российской Федерации; субъекты Феде­рации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам сов­местного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные норма­тивные правовые акты субъектов Россий­ской Федерации подлежат приведению в со­ответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев. Таким образом, субъекты Российской Федерации вправе принимать законы об административной от­ветственности, если они не противоречат федеральным законам, регулирующим те же правоотношения. При отсутствии соответст­вующего федерального закона субъект Рос­сийской Федерации может осуществить соб­ственное правовое регулирование.

Однако необходимо обратить внимание на то, что в настоящее время существует коллизия между нормами административно­го и бюджетного законодательства по вопро­су о возможности установления субъектами Российской Федерации административной ответственности за нарушения бюджетного законодательства, ответственность за совер­шение которых не установлена КоАП РФ.

К ведению Российской Федерации в об­ласти законодательства об административ­ных правонарушениях относится установле­ние административной ответственности по вопросам, имеющим федеральное значение, в том числе административной ответствен­ности за нарушение правил и норм, предус­мотренных федеральными законами и ины­ми нормативными правовыми актами Рос­сийской Федерации (ст. 1.3 КоАП РФ). Под вопросами, имеющими федеральное значе­ние, в данной статье понимается круг вопро­сов, отнесенных в соответствии со ст. 71 Конституции Российской Федерации к веде­нию Российской Федерации.

Соответственно, за нарушение норм и правил региональных нормативных право­вых актов административная ответствен­ность может быть установлена субъектом Российской Федерации.

Вместе с тем согласно ст. 7 БК РФ к бю­джетным полномочиям Российской Федера­ции относится установление оснований, ви­дов ответственности и порядка привлечения к ответственности за нарушение бюджетного законодательства Российской Федерации. Установление ответственности за нарушение нормативных правовых актов субъектов Рос­сийской Федерации по вопросам регулиро­вания бюджетных правоотношений возмож­но в случае и порядке, предусмотренных БК РФ, федеральными законами и принятыми в соответствии с ними законами субъектов Российской Федерации (ст. 8 БК РФ).

Реализуя свои полномочия, Российская Федерация в ст. 283 БК РФ устанавливает открытый перечень оснований применения мер принуждения за нарушение бюджетного законодательства: помимо перечисленных возможны иные основания, установленные БК РФ и федеральными законами.

Следовательно, законом субъекта Рос­сийской Федерации в соответствии с поло­жениями БК РФ не могут устанавливаться основания применения мер принуждения за нарушение бюджетного законодательства, не предусмотренные федеральным законода­тельством.

Таким образом, не представляется воз­можным установление административной ответственности за такие достаточно распро­страненные нарушения, как превышение принятых денежных обязательств по сравне­нию с доведенными лимитами бюджетных обязательств, нарушение порядка формиро­вания смет бюджетных учреждений, по­скольку в федеральном бюджетном законо­дательстве данные нарушения в качестве ос­нования применения мер принуждения не указаны.

Что же касается установления админис­тративной ответственности в законах субъ­ектов Российской Федерации за деяния, предусмотренные ст. 283 БК РФ и упомянутые в ст. 289—303 БК РФ в качестве основа­ния применения мер принуждения за нару­шения бюджетного законодательства Рос­сийской Федерации, то в регионах сущест­вует следующая практика. Например, в Но­восибирской области административная от­ветственность в виде наложения штрафа на должностных лиц (либо на должностных лиц и на юридическое лицо) предусмотрена за следующие нарушения бюджетного законо­дательства Российской Федерации: непере­числение либо несвоевременное перечисле­ние бюджетных средств получателям бюд­жетных средств; несоответствие бюджетной росписи расходам, утвержденным бюдже­том; несоответствие уведомлений о бюджет­ных ассигнованиях и лимитах бюджетных обязательств бюджетной росписи; финанси­рование расходов сверх утвержденных лими­тов; предоставление бюджетных кредитов, бюджетных ссуд с нарушением установлен­ного порядка; предоставление бюджетных инвестиций с нарушением установленного порядка; предоставление государственных или муниципальных гарантий с нарушением установленного порядка; осуществление го­сударственных или муниципальных закупок с нарушением установленного порядка; на­рушение запрета на размещение бюджетных средств на банковских депозитах либо пере­дачу их в доверительное управление; несо­блюдение обязательности зачисления дохо­дов бюджетов; нецелевое использование бю­джетных средств; нарушение срока возврата бюджетных средств, полученных на возврат­ной основе; нарушение сроков перечисле­ния платы за пользование бюджетными средствами. Подобные законы действуют и в других субъектах Российской Федерации.

Полагаем, что подобная практика соот­ветствует действующим в настоящее время нормам федерального законодательства (ч. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, ч. 2 ст. 26.3 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных орга­нов государственной власти субъектов Рос­сийской Федерации»).

Однако при этом необходимо учитывать позицию органов прокуратуры и судебную практику по данным вопросам (определение Верховного Суда Российской Федерации от 3 мая 2006 г. по делу № 58-Г06-15, определе­ние Верховного Суда Российской Федерации от 7 июня 2006 г. по делу № 59-Г06-11), ко­торые расценивают установление админист­ративной ответственности законами субъек­тов Российской Федерации за данные нару­шения как противоречие федеральному за­конодательству. Вместе с тем при изучении указанных определений обращает на себя внимание неточное цитирование норм БК РФ и не вполне аргументированные выводы.

Следует отметить, что многие наруше­ния бюджетного законодательства Россий­ской Федерации, признаваемые в соответст­вии со ст. 283 БК РФ в качестве основания применения мер принуждения, не упомяну­ты в ст. 289—306 БК РФ. Таким образом, фе­деральный законодатель указывает данные деяния в качестве оснований применения мер принуждения, но не устанавливает соот­ветствующих мер ответственности. Полага­ем, что это не лишает возможности устано­вить законом субъекта Российской Федера­ции административную ответственность за нарушение норм и правил осуществления бюджетной деятельности, установленных за­коном субъекта Российской Федерации. Во избежание вторжения в ведение Российской Федерации (ст. 1.3 КоАП РФ), необходимо в региональных нормативных правовых актах устанавливать материальные правила осуще­ствления бюджетной деятельности. Напри­мер, чтобы законом субъекта Российской Федерации установить административную ответственность за несоблюдение нормати­вов финансовых затрат на оказание государ­ственных услуг, субъекту Российской Феде­рации необходимо прежде определить реги­ональные нормативы.

За отдельные нарушения бюджетного за­конодательства могут применяться меры от­ветственности, уже установленные иными федеральными законами или законами субъ­ектов Российской Федерации, в предмете регулирования которых прямо не указано распространение на бюджетную сферу, на­пример, за непредставление либо несвоевре­менное представление отчетов и иных сведе­ний, необходимых для составления проектов бюджетов, их исполнения и контроля за их исполнением.

Часть 3 ст. 8 Закона Иркутской области от 30 ноября 2005 г. № 91-оз «Об админист­ративной ответственности за правонаруше­ния, посягающие на порядок осуществления государственной власти и местного само­управления Иркутской области» предусмат­ривает административную ответственность за непредставление в установленный срок запрашиваемой исполнительным органом государственной власти области, его долж­ностным лицом информации по вопросам, отнесенным в соответствии с законодатель­ством к полномочиям указанных органа, должностного лица, либо представление за­ведомо неполной или ложной информации. Такая санкция может быть применена при нарушении бюджетного законодательства, заключающегося в непредставлении либо несвоевременном представлении отчетов и иных сведений, необходимых для составле­ния проектов бюджетов, их исполнения и контроля за их исполнением.

Аналогичными образом решается про­блема привлечения к административной от­ветственности за осуществление государст­венных или муниципальных закупок с нару­шением установленного порядка.

В соответствии со ст. 1 Федерального за­кона от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О разме­щении заказов на поставки товаров, выпол­нение работ, оказание услуг для государст­венных и муниципальных нужд» данный Федеральный закон принят в целях обеспе­чения единства экономического пространст­ва на территории Российской Федерации при размещении заказов, эффективного ис­пользования средств бюджетов и внебюд­жетных источников финансирования, рас­ширения возможностей для участия физиче­ских и юридических лиц в размещении зака­зов и стимулирования такого участия, разви­тия добросовестной конкуренции, совер­шенствования деятельности органов госу­дарственной власти и органов местного са­моуправления в сфере размещения заказов, обеспечения гласности и прозрачности раз­мещения заказов, предотвращения корруп­ции и других злоупотреблений в сфере раз­мещения заказов.

Как указано в ч. 1 ст. 2 названного Фе­дерального закона, «законодательство Рос­сийской Федерации о размещении заказов основывается на положениях Гражданского кодекса Российской Федерации, Бюджетно­го кодекса Российской Федерации и состоит из указанного Федерального закона, иных федеральных законов, регулирующих отно­шения, связанные с размещением заказов». Пунктом «ж» ст. 71 Конституции Россий­ской Федерации предусмотрено, что уста­новление правовых основ единого рынка на­ходится в ведении Российской Федерации. Таким образом, общественные отношения в сфере размещения заказов на поставки това­ров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд регулируются Федерацией. Установление ад­министративной ответственности за осуще­ствление государственных или муниципаль­ных закупок с нарушением установленного порядка производится исключительно на федеральном уровне.

Согласно ст. 301 БК РФ осуществление государственных или муниципальных заку­пок с нарушением порядка, установленного указанным Кодексом, влечет блокировку со­ответствующих расходов, привлечение к от­ветственности в соответствии с законода­тельством Российской Федерации об адми­нистративных правонарушениях, а также вынесение предупреждения о ненадлежащем исполнении бюджетного процесса. При вы­явлении фактов умышленного завышения (занижения) цен в процессе осуществления государственных или муниципальных заку­пок руководители государственных органов, органов местного самоуправления и бюд­жетных учреждений привлекаются при на­личии состава преступления к ответственно­сти, предусмотренной Уголовным кодексом Российской Федерации. КоАП РФ ответст­венность за осуществление государственных или муниципальных закупок с нарушением установленного порядка не установлена.

Федеральным законом от 2 февраля 2006 г. № 19-ФЗ «О внесении изменений в некото­рые законодательные акты Российской Фе­дерации и признании утратившими силу от­дельных положений законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О размещении зака­зов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муни­ципальных нужд» КоАП РФ дополнен ст. 7.29—7.32, устанавливающими администра­тивную ответственность за несоблюдение законодательства в сфере размещения зака­зов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или му­ниципальных нужд, и ст. 23.66, которой оп­ределен федеральный орган исполнитель­ной власти, уполномоченный на осуществ­ление контроля в указанной сфере.

При установлении административной ответственности за нарушения бюджетного законодательства Российской Федерации за­конами субъектов Российской Федерации необходимо учитывать, что недопустимо ус­тановление административной ответствен­ности за нарушение нормативных правовых актов органов исполнительной власти, по­скольку в такой формулировке нарушения нет правовой определенности и она устанав­ливает общий объект правонарушения, а именно — всю совокупность нормативных правовых актов органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации. Норма, сформулированная таким образом, будет иметь общий характер, что допустит за совершение одного и того же правонаруше­ния применение мер административного воздействия по разным основаниям, предус­матривающим различные санкции (поста­новление Конституционного Суда Респуб­лики Марий Эл от 8 апреля 2004 г.).

Требование определенности, ясности и недвусмысленности правовой нормы выте­кает из конституционных принципов равен­ства и справедливости, поскольку иное не может обеспечить ее единообразное приме­нение, не исключает неограниченное усмот­рение в правоприменительной практике и, следовательно, неизбежно ведет к произво­лу. Согласно правовой позиции Конститу­ционного Суда Российской Федерации, вы­сказанной в постановлении от 25 апреля 1995 г. № 3-п по делу о проверке конститу­ционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жало­бой гражданки Л.Н. Ситаловой, неопреде­ленность юридического содержания норма­тивного правового акта порождает произ­вольное понимание того, что он означает по своему существу. Возможность произволь­ного применения закона является наруше­нием провозглашенного Конституцией Рос­сийской Федерации равенства всех перед за­коном и судом (ч. 1 ст. 19). Таким образом, административная ответственность может быть установлена за конкретное правонару­шение.

Следует признать, что в настоящее вре­мя существует неопределенность в отноше­нии правового регулирования применения мер ответственности к нарушителям бюд­жетного законодательства, установленных БК РФ.

С момента вступления в силу КоАП РФ было принято более 30 федеральных зако­нов, вносящих изменения в БК РФ, ни од­ним из которых не была предпринята по­пытка ликвидировать данную коллизию. По­следние изменения, внесенные Федераль­ным законом от 26 апреля 2007 г. № 63-ФЗ «О внесении изменений в Бюджетный ко­декс Российской Федерации в части регули­рования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодатель­ством Российской Федерации отдельных за­конодательных актов Российской Федерации», коснулись отдельных положений ча­сти четвертой БК РФ, определяющей ответ­ственность за нарушение бюджетного зако­нодательства Российской Федерации. Одна­ко эти изменения были незначительными. Так, например, слова «Банк России» были заменены словами «Центрального банка Российской Федерации», в отдельных ста­тьях слова «Кодексом РСФСР» заменены словами «Кодексом Российской Федера­ции». Более того, отдельные изменения еще больше запутывают регулирование в сфере установления административной ответст­венности за нарушение бюджетного законо­дательства. В частности, в связи с приняти­ем Федерального закона от 2 февраля 2006 г. № 19-ФЗ «О внесении изменений в некото­рые законодательные акты Российской Фе­дерации и признании утратившими силу от­дельных положений законодательных актов

Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О размещении зака­зов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муни­ципальных нужд» осуществление государст­венных или муниципальных закупок с нару­шением порядка, установленного БК РФ, влечет блокировку соответствующих расхо­дов, привлечение к ответственности в соот­ветствии с законодательством Российской Федерации об административных правона­рушениях (ст. 301 БК РФ).

Как уже говорилось, законодательство об административных правонарушениях со­стоит из КоАП РФ и принимаемых в соот­ветствии с ним законов субъектов Россий­ской Федерации об административных пра­вонарушениях (ст. 1.1 КоАП РФ), однако установление административной ответствен­ности за осуществление государственных или муниципальных закупок с нарушением установленного порядка производится ис­ключительно на федеральном уровне (поло­жения Конституции Российской Федерации, Федерального закона «О размещении зака­зов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муни­ципальных нужд»).

Таким образом, с целью повышения эф­фективности финансового контроля, пра­вильной оценки противоправных действий (бездействия) в финансовой сфере и в ко­нечном итоге улучшения качества финансо­вой деятельности государства, требуется комплексная доработка части четвертой БК РФ, которая должна проводиться параллель­но с внесением соответствующих изменений в КоАП РФ. До принятия этих мер финан­совые органы субъектов Российской Феде­рации бессильны самостоятельно решить большинство проблем, возникающих в ходе контрольно -ревизионных мероприятий.


Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector