ОСОБЕННОСТИ ОБЪЕКТА ПОДКУПА ИЗБИРАТЕЛЕЙ КАК КОНСТИТУЦИОННО- ПРАВОВОГО ДЕЛИКТА

Непосредственным предметом юридиче­ского анализа правонарушения является его состав, т. е. эмпирически выделяемая струк­тура правонарушения, фиксируемая посред­ством правовых определений в различных отраслях права и в понятийной системе на­ук, исследующих эти отрасли.

Юридическая ответственность может наступать только за те деяния, которые зако­ном, действующим на момент их соверше­ния, признаются правонарушениями. Нали­чие состава правонарушения является необ­ходимым основанием наступления любого вида юридической ответственности, при этом признаки состава правонарушения, и прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов пра­вонарушений должны согласовываться с конституционными принципами демократи­ческого правового государства, включая тре­бование справедливости, в его взаимоотно­шениях с физическими и юридическими ли­цами как субъектами юридической ответст­венности2. Только при наличии в деянии субъекта состава избирательного правонару­шения он может быть привлечен к консти­туционно-правовой ответственности.

Понятие избирательного правонарушения не закрепляется современным законодательст­вом. Под составом избирательного правона­рушения следует понимать установленную законом совокупность признаков, при нали­чии которых антиобщественное деяние считается конституционно-правовым деликтом.

По аналогии с иными видами юридиче­ской ответственности можно выделить ос­новные элементы состава избирательного правонарушения: объект и объективная сто­рона, субъект и субъективная сторона. Объ­ект, наряду с объективной стороной, являет­ся объективным элементом состава консти­туционно-правового деликта или, иными словами, одним из объективных условий конституционно-правовой ответственности.

Как и любое недолжное противоправное деяние, конституционно-правовой деликт на­правлен на определенный объект — то, на что посягает субъект конституционно-правовой ответственности и чему причиняется или мо­жет быть причинен вред в результате деликта.

Под объектом конституционно-правово­го деликта понимается комплекс охраняе­мых законом общественных отношений, урегулированных нормами конституционно­го права. С точки зрения В.О. Лучина в ка­честве объекта конституционного деликта выступают конституционные принципы. В.А. Виноградов и Л.В. Забровская полага­ют, что объект конституционного деликта составляют высшие социальные ценности (основы конституционного строя, права и свободы человека, полновластие и само­управление народа, федерализм, государст­венный суверенитет, многопартийность и др.). В юридической науке также различа­ются общий, родовой, видовой и непосред­ственные объекты избирательных правонарушений.

С точки зрения характеристики объекта все составы правонарушений, являющиеся основаниями различныгх видов юридической ответственности в избирательной системе, обладают общими чертами. Как справедливо отмечает А. Д. Исхаков, «у всех нарушений норм избирательного права совпадает один элемент состава — это объект правонаруше­ния, то есть избирательные права граждан». Таким образом, общим объектом деликтов в электоральной сфере являются обществен­ные отношения, обеспечивающие реализа­цию избирательных прав граждан.

Родовым объектом правонарушений в избирательной системе следует признать од­нородную группу общественных отношений, составляющих неотъемлемую и самостоя­тельную часть общего объекта. Для всех из­бирательных правонарушений в качестве ро­дового объекта выступают урегулированные избирательным законодательством общест­венные отношения, связанные с осуществ­лением избирательных прав граждан. Родо­вой объект избирательных правонарушений характеризуется тем, что участники образу­ющих его общественных отношений наделе­ны специальным статусом.

Видовой объект избирательного право­нарушения составляет совокупность общест­венных отношений, объединенных по при­знаку однородности реализуемых граждана­ми избирательных прав, например, связан­ных с участием в выдвижении кандидатов, списков кандидатов, в предвыборной агита­ции, наблюдении за проведением выборов и работой избирательных комиссий, в других избирательных действиях.

Видовой объект избирательного право­нарушения очерчивает пределы избиратель­ного деликта с точки зрения определения совокупности общественных отношений, выступающих объектом посягательства. При подкупе избирателей объектом посягательст­ва следует признать общественные отноше­ния, в рамках которых реализуется свобод­ное волеизъявление избирателя.

Таким образом, избирательные отноше­ния, связанные с формированием воли из­бирателя и ее реализацией при голосовании, образуют видовой объект самостоятельного состава избирательного правонарушения подкупа избирателей и отграничивают его от смежных избирательных деликтов.

В отличие от иных видов избирательных правонарушений видовой объект подкупа избирателей ограничен рамками избиратель­ных отношений, обусловленных свободным формированием отношения избирателя к кандидату, избирательному объединению, и реализацией волеизъявления. Следователь­но, деяния, имеющие объективные призна­ки подкупа, но охватывающие в качестве объекта посягательства иного рода избира­тельные отношения, не могут квалифициро­ваться в качестве подкупа избирателей. На­пример, подкуп члена избирательной комис­сии не может рассматриваться в качестве подкупа избирателя, если объектом посяга­тельства противоправных действий является не реализация этим лицом активного изби­рательного права, а выполнение возложен­ных на него полномочий члена комиссии.

Подкуп избирателей как избирательное правонарушение характеризуется особым кругом участников общественных отноше­ний, выступающих объектом посягательства этого деликта. Его образуют субъекты со специальным статусом — избиратели соот­ветствующего избирательного округа, на де­формацию волеизъявления которых направ­лены противоправные действия.

Объект, как один из элементов состава избирательного правонарушения подкупа избирателей, образуют общественные отно­шения между кандидатом и избирателями в связи с реализацией ими активного избира­тельного права. Проиллюстрируем это при­мерами из судебной практики.

Решением Иркутского областного суда было отказано в отмене регистрации канди­дата Б., подарившего городской больнице материальные ценности: телевизор, скамей­ки, раковины. Судом указанные действия кандидата не признаны подкупом избирате­лей, поскольку совершены в отношении не избирателей, а юридического лица. Суд ука­зал, ссылаясь на норму закона, что подкуп избирателей предполагает вручение им де­нежных средств, подарков и иных матери­альных ценностей за совершение голосова­ния за конкретного депутата, который вру­чил эти материальные ценности. Кроме то­го, в судебном решении подчеркивается, что подкуп избирателей может иметь место в от­ношении избирателей, проживающих на территории конкретного избирательного ок­руга. Лечебное же учреждение, которому бы­ли переданы материальные ценности, распо­ложено на территории иного избирательного округа, по которому кандидат не баллотируется.

Верховный Суд Российской Федерации подтвердил правильность выводов Верхов­ного Суда Республики Северная Осетия — Алания, который в своем решении указал, что факт передачи ученикам школы бумаги и шариковых ручек не может квалифициро­ваться как подкуп избирателей, так как уче­ники школы таковыми не являются.

Такую же позицию занял Верховный Суд Российской Федерации при рассмотре­нии в кассационном производстве жалобы гражданина Г. на решение Московского го­родского суда от 1 декабря 2003 г. В опреде­лении кассационной инстанции подтверж­дается правильность и обоснованность вы­водов суда, что доводы о совершении подку­па избирателей кандидатом З. не нашли под­тверждения. Спортивное оборудование было приобретено для несовершеннолетних вос­питанников детского дома, не обладающих активным избирательным правом. При пере­даче оборудования и проведении празднич­ного ужина, приуроченного к юбилею, пред­выборная агитация не производилась.

Другой отличительной особенностью видового объекта подкупа избирателей явля­ется сопряженность общественных отноше­ний, связанных с реализацией избирателем свободного волеизъявления, проведением предвыборной агитации. Деяния, имеющие внешнее сходство по форме с подкупом, но не имеющие цели склонить избирателя к го­лосованию за или против кандидата, избира­тельного объединения, не образуют объект подкупа избирателей.

Судебная практика при квалификации действий как подкуп избирателей четко сто­ит на позиции, в соответствии с которой подкуп избирателей возможен только во время агитации. Если нет агитации, то не может быть и подкупа. Следовательно, при решении вопроса о наличии или отсутствии подкупа избирателей прежде всего необхо­димо доказать наличие агитационных действий.

Верховный Суд Российской Федерации в определении от 6 декабря 2003 г. подтвер­дил обоснованность решения Курганского областного суда, указав, что при подкупе из­бирателей обязательным условием является агитация за или против кандидата, просьба или требование голосовать за кандидата или против него. В судебном заседании не добы­то доказательств того, что при вручении ма­териальных ценностей проводилась агитация за кандидата Ф., поэтому довод в части под­купа избирателей не может признаваться правомерным.

Аналогичную позицию занял Верхов­ный Суд Российской Федерации при рас­смотрении в кассационном производстве жалобы К. на решение Челябинского обла­стного суда от 1 декабря 2003 г. В определе­нии отмечается, что действия кандидатов как подкуп избирателей могут быть квали­фицированы лишь при наличии доказа­тельств, свидетельствующих о том, что эти действия происходили по отношению к из­бирателям под условием голосовать «за» или «против» конкретного кандидата либо ста­вились в зависимость от результатов выбо­ров. Судом установлено, что производство действий по передаче медикаментов учреж­дениям здравоохранения осуществлялось без ссылок на то, что эти действия осуще­ствлялись в рамках предвыборной кампании кандидата П., а материальные ценности вручаются от его имени. Не имели места и призывы голосовать за этого кандидата или против других кандидатов. Лица, передаю­щие эти ценности, не преследовали агита­ционные цели.

Определением Верховного Суда Рос­сийской Федерации от 4 декабря 2003 г. из мотивировочной части решения Иркутского областного суда исключен вывод о доказан­ности факта нарушения кандидатом К. пра­вил ведения предвыборной агитации, так как суд не установил факт подкупа избира­телей. Опубликование в газете заявления кандидата на встрече с жителями поселка о том, что он договорился с одной из компа­ний на «газели» и мини-автобусы для сел и деревень», необоснованно признано судом первой инстанции подкупом избирателей. Верховный Суд Российской Федерации ус­тановил, что содержание статьи в газете по своей форме и изложению соответствуют от­чету депутата К. перед избирателями, а ука­занное заявление нельзя назвать обещанием оказать услугу на безвозмездной или льгот­ной основе. Исходя из контекста вопроса, заданного кандидату, и его ответа, речь шла о восстановлении нормального медицинско­го обеспечения населения путем организа­ции транспортного движения, без обещания передачи материальных благ, безвозмездного предоставления пользования транспортом или других услуг.

Таким образом, объектом подкупа из­бирателей являются урегулированные зако­нодательством общественные отношения, возникающие между кандидатом и избирате­лями при проведении агитации и направлен­ные на обеспечение свободы волеизъявле­ния избирателей при голосовании.

При выявлении в определенном деянии признаков состава избирательного правона­рушения подкупа избирателей, выделяется непосредственный объект — общественные отношения, связанные с посягательством на нарушение свободы реализации активного избирательного права конкретного избира­теля или группы избирателей. Выявление непосредственного объекта является необхо­димым условием квалификации правопри­менительным органом деяния в качестве подкупа избирателей.

Общественные отношения, составляю­щие объект состава избирательного правона­рушения, складываются по поводу предмета, посредством которого причиняется им вред.

 

Законодатель при закреплении состава изби­рательного правонарушения подкупа изби­рателей указал, что в качестве его предмета могут выступать как материализованные объекты в виде денежных средств, подарков, иных материальных ценностей, так и имею­щие материальное выражение выгоды: льготная распродажа товаров, безвозмездные или льготные услуги.

В большинстве случаев подкуп избира­телей как конституционно-правовой деликт имеет такой предмет посягательства.

Как показывает судебная практика, предметом подкупа избирателей преимуще­ственно являются материализованные объ­екты. Наиболее часто подкуп избирателей совершается путем передачи денежных средств. Под «деньгами» (валютой) закон понимает как российские, так и иностран­ные денежные знаки, имеющие хождение, т. е. находящиеся в финансовом обороте на момент совершения преступления. Напри­мер, Верховный Суд Российской Федера­ции, рассматривая дело в кассационном по­рядке, признал предметом подкупа денеж­ные средства в размере 50 рублей, являвших­ся оплатой услуг по договорам с гражданами о проведении ими агитации в пользу канди­дата К., составленным в день проведения выборов.

Другим распространенным предметом подкупа избирателей выступают какие-либо материальные ценности, обладающие мено­вой стоимостью. В качестве «иных матери­альных ценностей» могут выступать различ­ные промышленные и продовольственные товары (продуктовые наборы, напитки, су­вениры, подарки). Например, в 1999 г. в ка­честве предмета подкупа выступал грузовой автомобиль марки «МАЗ», который был по­дарен Исламскому Университету при усло­вии голосования в пользу кандидата О.

В другом случае Верховный Суд Рес­публики Карелия признал массовым под­купом действия ЗАО «Газета «Губерния», сотрудники которого под видом праздни­ков, проводимых в населенных пунктах, вручали подарки и бесплатно предлагали избирателям спиртные напитки и продукты питания на организованных застольях.

Услуги имущественного характера как предмет подкупа избирателей могут выра­жаться в любом поддающемся легальной имущественной оценке удовлетворении по­требностей избирателя. Это может быть и ремонт квартиры, строительство гаража, юридическая помощь, предоставление ту­ристических путевок и др. Не могут призна­ваться предметом подкупа избирателей услу­ги нематериального характера (например, ле­стная характеристика, интимная связь и т. п.). Осуществившим подкуп избирателей путем оказания им безвозмездно услуг при­знан кандидат В., организовавший и опла­тивший бесплатный для избирателей кон­церт, поскольку концертная деятельность при обычных условиях осуществляется на платной основе.

Однако в отдельных случаях подкуп из­бирателей не имеет своего предмета, напри­мер, в случае воздействия на избирателей посредством обещаний передачи им денеж­ных средств, ценных бумаг и других матери­альных благ.

Краснодарским краевым судом от 23 но­ября 2002 г. отменена регистрация кандида­та в депутаты законодательного органа субъ­екта Российской Федерации Н., изготовив­шего предвыборный материал, в котором он, отвечая на вопрос «зачем я иду в Законода­тельное Собрание края», указал, что наме­рен обеспечить бесплатными путевками в санатории сирот и их опекунов, облагоро­дить пруд, развести в нем рыбу с целью в дальнейшем бесплатной ее раздачи ветера­нам и инвалидам в течение всего года в по­рядке очередности и под контролем ветеран­ских организаций. Действия кандидата при­знаны судом подкупом избирателей в форме обещания передать избирателям определен­ные материальные ценности в случае его из- брания.

С учетом изложенного под предметом подкупа избирателей следует понимать без­возмездно передаваемые избирателям деньги (в отечественной и (или) зарубежной валю­те) и иное имущество (ценные бумаги, това­ры и другие материальные ценности), а так­же оказываемые избирателям безвозмездные или льготные услуги имущественного характера.

Если для квалификации деяния в уго­ловном праве стоимостной размер предмета подкупа имеет непосредственное правовое значение, то для наступления конституцион­но-правовой ответственности за подкуп из­бирателей стоимостной размер предмета де­ликта не имеет такого значения. Приведем пример из судебной практики. Решением Курского областного суда от 25 февраля 2006 г. отменена регистрации списка кандидатов, выдвинутого избирательным объединением регионального отделения политической пар­тии «Родина». Суд пришел к обоснованному выводу о том, что при проведении предвы­борной агитации указанного избирательного объединения осуществлялся подкуп избира­телей, выразившийся в бесплатном распро­странении среди избирателей автомобиль­ных ароматизаторов. Таким образом, разда­ваемые предметы расценены судом как това­ры, а их бесплатное распространение среди избирателей в период предвыборной агита­ции признано судом в качестве подкупа из­бирателей. При рассмотрении дела в касса­ционном порядке Верховный Суд Россий­ской Федерации указал то обстоятельство, что стоимость автомобильного ароматизато­ра незначительна, не имеет правового значе­ния, поскольку при решении вопроса, имел ли место подкуп избирателей, не учитывает­ся стоимость товара, работ, услуг.

На основании проведенного анализа можно сделать следующие выводы.

  1. Обязательным элементом состава из­бирательного правонарушения подкупа из­бирателей является объект, который, наряду с объективной стороной, выступает одним из объективных условий конституционно- правовой ответственности.
  2. В качестве общего объекта деликтов в избирательной системе, являющихся основаниями различных видов юридической от­ветственности, в том числе подкупа избира­телей, следует рассматривать общественные отношения, обеспечивающие реализацию избирательных прав граждан.
  1. Родовым объектом для всех избира­тельных правонарушений, и подкупа изби­рателей в частности, являются урегулиро­ванные избирательным законодательством общественные отношения, связанные с осу­ществлением избирательных прав граждан.
  2. Видовой объект избирательного пра­вонарушения составляет совокупность об­щественных отношений, объединенных по признаку однородности реализуемых граж­данами избирательных прав. Видовой объект избирательного правонарушения очерчивает пределы избирательного деликта с точки зрения определения совокупности общест­венных отношений, выступающих объектом посягательства.

Объект подкупа избирателей — урегули­рованные избирательным законодательством общественные отношения, возникающие при проведении агитации и направленные на обеспечение свободы волеизъявления из­бирателей при голосовании.

Подкуп избирателей как избирательное правонарушение характеризуется особым кругом участников общественных отноше­ний, выступающих объектом посягательства этого деликта, — избиратели соответствую­щего избирательного округа. Другой отличи­тельной особенностью видового объекта подкупа избирателей является сопряжен­ность общественных отношений, связанных с реализацией избирателем свободного воле­изъявления, проведением предвыборной агитации.

5. Непосредственный объект — общест­венные отношения, связанные с посягатель­ством на нарушение свободы реализации ак­тивного избирательного права конкретного избирателя или группы избирателей. Выяв­ление непосредственного объекта является необходимым условием квалификации пра­воприменительным органом деяния в каче­стве подкупа избирателей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector