Произносительные нормы устной речи изучает орфоэпия

Произносительные нормы устной речи изучает орфоэпия. Проблема нормы существует там, где есть возможность выбора, где из двух или более вариантов необходимо выбрать один правильный, например, как следует произнести: було[ш]ная или було[ч]ная. Орфоэпия изучает варианты произносительных норм литературного языка и вырабатывает орфоэпические рекомендации, правила употребления этих вариантов. Для орфоэпии не представляет интереса то, что устойчиво в произношении. Так все русские, говорящие на литературном языке, произносят в конце слова на месте звонких согласных глухие: зу[б]ызу[п]. Колебаний в данном случае нет, следовательно, эти явления должны рассматриваться фонетикой, а не орфоэпией.

Основной орфоэпической нормой при произношении гласных звуков является закон редукции. В устной речи только ударные гласные произносятся в соответствии с фонетической нормой. Гласные, находящиеся в безударной позиции, произносятся менее четко и длительно (в этом случае говорят о количественной редукции), а иногда и вовсе заменяются другими гласными звуками (качественная редукция).

Орфоэпической нормой в области произношения гласных звуков является аканье: гласные [а] и [о] в начале слова без ударения и в первом предударном слоге произносятся как [а]: огород – [а]г[а]род. В остальных безударных слогах на месте о и а после твердых согласных произносится краткий (редуцированный) звук, который условно обозначается буквой [ъ]. Например: молоко – м[ъ]локо, сторож – стор[ъ]ж.

Отсутствие редукции гласных соответствует не литературным произносительным нормам, а диалектным особенностям. Так, побуквенное произношение слова [молоко] — пример окающего говора, а замена безударных гласных на [а] без редукции – [малако] – случай сильного аканья.

Для современного русского литературного произношения характерно также иканье: совпадение всех гласных звуков, кроме [у], в первом предударном слоге после мягких согласных в звуке [и] с призвуком [э], который обозначается обычно так: э]. Поэтому мы произносим река как р[иэ]ка, а пятак как п[иэ]так.

Эканье – это совпадение в той же позиции в звуке [э] с призвуком [и] гласных неверхнего подъема: р[эи]ка, п[эи]так. Эканье – норма сценической речи.

Звуки [ш], [ж], [ц] в древнерусском языке были мягкие, позже они отвердели, но гласные фонемы по-прежнему произносились как после мягких согласных. В соответствии с эканьем фонемы [э], [о], [а] после согласных [ж], [ш], [ц] реализовались в звуке [э]: шесты – ш[э]сты, цена – ц[э]на. В соответствии с иканьем в этой позиции распространилось произношение [ы]: ц[ы]на, ш[ы]сты.

Возникло противоречие: [ж], [ш], [ц] – твердые согласные, а гласные вели себя после них как после мягких. Это противоречие разрешилось в пользу общей закономерности, гласные после этих звуков стали произноситься как после твердых согласных: в первом предударном слоге фонемы [и], [э] продолжают воплощаться в звуке [ы], фонемы [о], [а] – в звуке [а].

В настоящее время в первом предударном слоге после [ж], [ш], [ц] на месте [а] в большинстве случаев по современной норме произносится [а]: ш[а]гать, ш[а]лить. Однако в некоторых словах перед мягким согласным произносится в соответствии со старой нормой ]: ж[ ы]леть, ж[ы]на.

В ХХ веке сначала в разговорной речи, а примерно середины века и в нейтральном стиле литературного языка на месте заударного [ы] в неконечном и конечном закрытом слоге распространилось произношение звука [ъ] (так обозначается краткий гласный звук, который можно услышать, например, в слове опыты оп[ъ]ты).

Ранее в русском языке для большинства согласных действовала закономерность: согласный, стоящий перед мягким согласным, должен быть тоже мягким. Затем возникла тенденция к отвердению первого согласного. Новая закономерность действует в наше время, захватывая все новые группы согласных. Одни еще произносятся по старым нормам, таково большинство зубных перед мягкими зубными: [с’т’]ена, ка[з’н’]ить. Другие произносятся по новым нормам, таковы губные перед мягкими заднеязычными: ля[мк’]и, тря[пк’]и. У третьих допустимы оба варианта, таковы губные и зубные перед мягкими губными: [д’в’]ерь и [дв’]ерь.

В области произношения согласных основными законами являются оглушение и уподобление (ассимиляция). Для русской речи характерно оглушение звонких согласных в конце слова: луг мы произносим как [лук], сад – как [сат] и др. Согласный [г] в конце слова всегда переходит в парный глухой [к]. Произнесение в этой позиции звука [х] считается диалектной нормой, но не литературной. Исключение составляет слово бог [бох]. Звук [ г] произносится как [х] в сочетаниях гк и гч : лёгкий – лё[хк]ий.

Звук [ш’] в литературном языке может произноситься в соответствии с фонемой [щ] и сочетанием фонем [сч], [зч], [жч], [шч], [стч], [здч], [жд], например, в словах щука, ищу, счастье, перебежчик и др. Однако раньше на месте этих сочетаний произносился звук [ш’ч’].

В сочетаниях стн, здн, стл согласные звуки выпадают: праздничный – пра[зн]ичный, честный – че[сн]ый.

Кроме того, существует определенная специфика произношения некоторых грамматических форм. Так прилагательные именительного падежа единственного числа мужского рода с твердой основой в русском литературном языке с древности имели окончание –ой: молодой, старой. В церковнославянском языке окончание было –ый: молодый, старый. Впоследствии под ударением установилось окончание –ой, а в безударной позиции употреблялись оба варианта.

Затем без ударения стали писать только –ый, но в произношении сохранились оба варианта: стар[ъй] и стар[ый]. В настоящее время большее распространение получил первый вариант.

В ХIХ в. и в начале ХХ было широко распространено произношение прилагательных на –кий, -гий, -хий и глаголов на –кивать, -гивать, -хивать с твердыми [г,к,х]: мел[къи], посту[къ]вать и т.п. Сейчас же преобладает произношение с мягкими [к’, г’, х’]: мел[к’ии], посту[к’и]вать.

В ХIХ и начале ХХ в. возвратные формы глагола произносились с твердым [с]: бою[с], мыл[с]а. Сейчас наряду с [с] произносится и [с’]. Причем твердый вариант реализуется обычно после [с], после [л] — равноправны оба, в других случаях предпочтителен мягкий звук [с’].

Таковы основные произносительные нормы русского литературного языка, действующие в области гласных и согласных звуков. Как правило, особых затруднений они не вызывают, чаще всего встречаются ошибки при произношении заимствованных слов и слов с орфографическим сочетанием чн.

В конце 19 века произносительной нормой считался вариант шн, так в словарях можно было встретить: моло[ш]ный, вместо сегодняшнего молочный, будни[ш]ый, булаво[ш]ный и т.д. В современной лингвистической литературе такое произношение характеризуется как устаревшее. Сегодня нормой стало орфографическое произношение чн. Однако в некоторых словах, таких как конечно, скучно, нарочно, яичница, скворечник, девичник, прачечная, пустячный на месте орфографического сочетания чн должно произносится шн. Такое же произношение сохраняется в женских отчествах: Ильини[ш]на, Никити[ш]на.

Заимствованные слова обычно подчиняются орфоэпическим правилам русского литературного языка, но иногда не совпадают с ними. Так в некоторых заимствованных словах допускается произношение безударного [о], что для русского языка не характерно, например: боа, досье, кредо, поэт, какао, трио, рококо, радио и т.д., но такое произношение не является обязательным: говорят п[о]эт и п[а]эт, б[о]леро и б[ъ]леро.

В русском языке все согласные (кроме ш, ж, ц) перед гласным [е] смягчаются.

Слова, пришедшие из других языков, часто тоже подчиняются этому правилу, но существует и немало исключений. Всегда смягчаются заднеязычные согласные: [ке]гли, [ке]кс, с[хе]ма. Звук [л] в этом положении обычно тоже произносится мягко: [ле]ди, мо[ле]кула, ба[ле]т и т. д. Согласный перед [е] звучит мягко в следующих словах: декада, дегустировать, пионер, дефис, дефицит, академик, рефери, музей, деспот и во многих других.

Однако в ряде слов иноязычного происхождения твердость согласных перед [е] сохраняется: ш[тэ]псель, о[тэ]ль, с[тэ]нд, ко[дэ]кс, мо[дэ]ль, ка[рэ] и в некоторых других. В случаях, когда возникают затруднения при произношении подобных слов, рекомендуется пользоваться орфоэпическими словарями и словарями иностранных слов.

Допуская несколько вариантов произношения тех или иных звуков, орфоэпия указывает, какое место занимает каждый из этих вариантов в литературном произношении.

Произносительные варианты могут принадлежать разным стилям. Так, для высокого стиля характерно эканье: в[эи]сна, произношение безударного [о]: н[о]ктюрн, твердого согласного перед [э]: прог[рэ]сс; произношение твердого заднеязычного в форме именительного падежа единственного числа мужского рода прилагательных: гром[къ]ий. В нейтральном стиле произносятся в[иэ]сна, н[а]ктюрн, прог[р’э]сс, гром[к’и]й.

Произносительные варианты могут характеризовать «младшую» или «старшую» норму. Как уже было отмечено, нормы литературного языка устойчивы, но они постоянно изменяются. Новое произношение, возникнув, со временем завоевывает все большее признание, старая норма постепенно уступает ей место и уходит в прошлое. Но на определенном этапе обе нормы сосуществуют.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector