По ГК РФ в основе договора теперь лежит не чужая воля, навязанная сторонам плановым или иным административным актом, как это нередко имело место в прежние годы, а свободно выраженная воля самих сторон

По ГК РФ в основе договора теперь лежит не чужая воля, навязанная сторонам плановым или иным административным актом, как это нередко имело место в прежние годы, а свободно выраженная воля самих сторон. Свобода договора возведена в ранг принципов гражданского законодательства (ст. 1 ГК РФ). Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность одной из сторон заключить договор прямо предусмотрена законом либо добровольно принятым обязательством.

Стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Следовательно, стороны вольны в выборе конкретного вида договора, которым они желали бы опосредовать свои отношения.

Вместе с тем в условиях действия принципа свободы договора отнюдь не отрицается возможность законодательного регулирования договорных отношений сторон. Напротив, в рыночных условиях свобода от административного диктата предполагает наличие развитой и детальной системы правового регулирования. Это положение лежит в основе и ГК РФ, который исходит из того, что помимо договора, который, конечно же, является основным средством регулирования отношений, складывающихся в сфере имущественного оборота, имеются еще как минимум три уровня регулирования договорных отношений (ст. 421 п.п. 4 и 5 ГК РФ).

Во-первых, законодательство может включать в себя императивные нормы, определяющие условия некоторых договоров. Существование императивных норм может диктоваться необходимостью обеспечения защиты либо публичных интересов, либо прав слабой стороны в гражданско-правовых отношениях, например прав потребителей. Условия договора должны соответствовать императивным нормам. В противном случае они будут признаны недействительными.

Второй уровень правового регулирования договорных отношений представляет собой большой пласт диспозитивных норм. В отличие от императивной нормы диспозитивная норма применяется лишь постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное. Стороны своим соглашением могут установить условие, отличное от предусмотренного в указанной норме, либо вообще исключить ее применение.

Действительно, стороны в договоре вправе своим соглашением определить детальным образом все основные условия договора и тем самым исключить действие любых диспозитивных норм. В некоторых странах с развитой экономикой и солидной правовой системой данное обстоятельство учитывается в полной мере. Например, Гражданский кодекс Нидерландов в разделах, посвященных отдельным видам договоров, содержит небольшое число в основном императивных норм, практически не допуская диспозитивного регулирования. Можно полагать, что разработчики данного Кодекса исходили из того, что стороны договора самостоятельно регламентируют свои взаимоотношения по своему усмотрению и не нуждаются в подсказке в виде диспозитивных норм со стороны законодателя.

И, наконец, третий уровень регулирования договорных отношений представляют собой обычаи делового оборота, в качестве которых признаются сложившиеся и широко применяемые в какой-либо области предпринимательской деятельности правила поведения, не предусмотренные законодательством, независимо от того, зафиксированы ли они в каком-либо документе (ст. 5 ГК РФ). Необходимо отметить, что пока сфера применения обычаев делового оборота в основном ограничена внешнеторговыми сделками. Однако дальнейшее развитие рыночных отношений, безусловно, потребует целой системы обычаев делового оборота.

Если различные уровни регулирования гражданско-правовых обязательств расположить по определенной иерархии, критерием которой может служить приоритетность в применении к условиям договора, мы получим следующую логическую цепочку регулирования прав и обязанностей сторон по гражданско-правовому договору: на первом месте — императивные нормы, содержащиеся в законодательстве, которое действовало в момент заключения договора; на втором — условия договора, установленные по соглашению сторон, и на третьем месте — диспозитивные. Что касается обычаев делового оборота, то они могут применяться к договорным отношениям в случаях, когда соответствующее условие договора не определено ни императивной нормой, ни соглашением сторон, ни диспозитивной нормой. Такой вывод следует из анализа текста ст. 421 ГК РФ.

Свобода договора  неизбежно увеличивает роли договора и расширение сферы его применения.  «Вместе с тем поистине бесценные свойства договора сохраняются лишь до тех пор, пока обеспечивается необходимая для любого договора свобода усмотрения сторон при его заключении. Понуждение к заключению договора, широко распространённая в хозяйственной деятельности юридических лиц в условиях плановой экономики, вытравливало саму «душу договора», лишало его таких свойств, без которых он существовать не может, и делало его декоративным придатком планово-административных актов».

Кроме того, слово «договор» может использоваться в различных значениях. Во-первых, договор рассматривают как юридический факт, служащий основанием для возникновения, изменения или прекращения гражданского правоотношения. Во-вторых, договор – это соглашение двух или более лиц, определяющих их права и обязанности. В-третьих, договором называют сам письменных документ, в котором изложено соглашение сторон.         Наряду  с термином «договор» в ряде статей ГК,  других актов и на практике применяется термин «контракт» (например, ст. ст. 526, 763 ГК РФ).  Этот термин, который чаще всего используется в отношении внешнеторговых  договоров,  является  языковым  эквивалентом слова «договор».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector