Ещё раз о границе перми и триаса в Кузбассе

Триасовые отложения в Кузнецком бассейне выделены благодаря работам В.А.Хахлова и М.Ф.Нейбург в разрезе по р. Томи в районе Бабьего Камня по резкому отличию литологического состава и комплекса органических остатков контактирующих толщ. В последующее время это обнажение неоднократно описывалось многими стратиграфами и стало уже своеобразным эталоном для границы палеозоя и мезозоя в континентальных отложениях Сибири. Нижняя угленосная толща с палеофитной кордаитовой флорой и неморскими двустворками отнесена к перми, а верхняя вулканогенно – осадочная с флорой мезофитного облика и многочисленными конхостраками – к триасу. В упомянутом разрезе эти толщи залегают без видимого несогласия, а некоторыми исследователями даже предполагается постепенный переход. Аналогичные соотношения угленосных и вулканогенно – осадочных (трапповых) толщ наблюдаются в разрезах Тунгусской синеклизы и Западного и Центрального Таймыра. Сравнение последовательностей комплексов органических остатков (в основном флористических) в кузнецких с одной стороны и тунгусских и таймырских разрезах с другой показывает, что в Кузбассе размыты самые верхи угленосных отложений и маловероятно присутствие аналогов нижней части трапповой толщи. Последние материалы по бурению в Ерунаковском районе, подтверждают, что вулканогенно – осадочная мальцевская серия залегает с размывом на тайлуганской свите. Следовательно, наличие на границе заметного перерыва не позволяет считать разрез Бабьего Камня  эталонным. Но основная проблема контакта кольчугинской и мальцевской серий заключается не во взаимоотношениях, а в возрасте последней.

В первом приближении сопоставление кольчугинской серии с верхним отделом перми (уфимский — татарский яруса) признаётся всеми без исключения исследователями. В отношении же мальцевской серии и её аналогов до сих пор существуют значительные и принципиальные разногласия. К настоящему времени обозначились две точки зрения на проблему. Сторонники одной из них – традиционной, относят данный уровень к триасу; другие полагают более правильным относить его к самым верхам перми.

Аргументация сторонников триасового возраста кажется весьма убедительной – неоспорим факт крупнейшей палеоэкосистемной перестройки, ярко выраженной по всем параметрам. И данный уровень рассматривается ими в качестве граница между палеозоем и мезозоем как нечто само – собой разумеющееся. Но при этом не ставится вопрос о последовательностях событий и смены биокомплексов в стратотипических разрезах перми и триаса. К нашему сожалению нигде в мире нет ни одного разреза, где бы удалось в непрерывных и надёжно датированных разрезах проследить смену пермской континентальной биоты триасовой. Поэтому вопрос следует ставить о смене палеофита мезофитом и соответствии положения этого рубежа пермь – триасовой границе.

Проблеме смены палеофита мезофитом посвящено несколько обзорных статей С.В. Мейена и целый ряд более частных публикаций по отдельным группам организмов, изученных в стратотипических разрезах татарского яруса. Практически все данные свидетельствуют о крупнейшей перестройке биоты на границе нижнего и верхнего подъярусов татарского яруса. С этой же границей совпадает одна из наиболее значимых пермских палеомагнитных перестроек. Позднетатарская флора, получившая название татариновой, имеет уже отчётливо мезофитный облик.

Если поискать следы подобной палеоэкосистемной перестройки в пределах кольчугинской части разреза, то мы её не обнаружим — на всём интервале наблюдается постепенное развитие и смена во всех группах организмов. И до сих пор никаких элементов татариновой флоры в кольчугинской серии и её аналогах  не установлено.

В более полных разрезах (Норильск, Западный Таймыр) коренной перелом в развитии флоры установлен в нижней части вулканогенной толщи, где он примерно совпадает с началам массовых извержений на значительных площадях и крупной палеомагнитной перестройкой. Совпадение столь неординарных событий наводит на мысль о их взаимосвязанности и даёт ключ к экосистемной трактовке внуритатарского кризиса — по времени он совпадает с началом массовых извержений траппов на Сибирской платформе. Отсюда следует вывод о позднетатарском возрасте если не всех, то значительной нижней части разреза трапповых вулканитов и соответствующей им части мальцевской серии. Сказанное подкрепляется прямыми палеонтологическими свидетельствами — находками татарин в разрезе Бабьего Камня.

Предлагаемая датировка мальцевской серии нелогична только на первый взгляд. В настоящее время подготовлен и, скорее всего, будет принят вариант расчленения пермской системы на три отдела. И если принимать эту схему, то трапповые вулканиты Сибири должны быть отнесены к верхнему — лопинскому отделу перми. Таким образом, граница, долгое время считавшаяся контактом перми и триаса, оказывается границей между средним и верхним (гваделупским и лопинским) отделами пермской системы в её новой трактовке.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector