ЦЕНЫ И ДЕНЕЖНАЯ МАССА.


Изменения в объеме денежной массы повторяют колебания других макроэкономических индикаторов. Своеобразие взаимосвязи между ними дает основание полагать, что в период сильного экономического спада и недостаточности развития базовых рыночных отношений в сфере производства и обращения товаров и услуг их действенность как самостоятельного фактора экономического развития носит ограниченный характер, к тому же  во многом противоречивый. Как показывает практика, использование свободных цен в условиях почти полного господства государственной собственности, не создающей стимулов к труду и накоплению, приводит к снижению объемов производства и инвестиций. Это не только порождает «ползучую» инфляцию на уровне 10—15% в месяц, но и создает предпосылки для резких всплесков цен в периоды наиболее существенного падения производства. (Герасименко В.В. 1995).

Формирование смешанной системы цен, предполагавшей панельное применение административно устанавливаемых фиксированных и свободных договорных цен, явилось не только одним из важнейших результатов проведения пересмотра оптовых и закупочных цен, но и реформы розничных цен. Изменение уровней цен в сторону их повышения с переходом по довольно большому объему реализации на режим свободных (договорных) цен стало одним из детонаторов инфляции. Переход к новому уровню розничных цен не ликвидировал дефицит государственного бюджета. Фактор дополнительной денежной эмиссии был сохранен, что создавало давление дополнительной денежной массы на цены потребительного рынка. В 1991 г. эмиссия денег выросла вдвое (в декабре розничные цены России по сравнению с декабрем 1990 г. повысились в 2,6 раза), в январе 1992г. индекс потребительских цен в целом по России вырос по отношению к декабрю 1990г. в 9 раз, в феврале — 12,9, а в марте — в 14,9 раза. Покупательная способность 1 руб. в марте 1992г. была равна покупательной способности 17,5 коп. декабря 1991 г. или 6,7 коп. 1990 г.

Цены, таким образом, росли практически пропорционально объему денег, находящихся в обращении. Однако, как известно, цены реагируют на экономическую ситуацию с некоторым опозданием, они пропорциональны предложению денег четырехмесячной давности. Следовательно, месячный темп инфляции становится близким к темпу прироста денежной массы, который наблюдался четыре месяца назад.

В России в период, предшествующий либерализации цен, избыточный спрос был необыкновенно высок из-за слишком больного объема денег в обращении относительно существовавшего тогда низкого фиксированного уровня цен. Предпринимались попытки определить размер излишка денежной массы, однако методически сделать это было трудно, особенно в декабре 1991 г. И только последовавший за либерализацией рост цен (в течение одной недели цены выросли в 3,5 раза) дает основание утверждать, что в декабре 1991 г. количество денег в обращении превы­шало равновесный уровень в 3,5 раза.

Еще в декабре 1991 г. ряд зарубежных экономистов предлагал провести вариант денежной валюты, как это произошло в Германии в 1924г., а затем и в 1948г. Однако тщательный анализ показал, что единственно конструктивным вариантом может быть только освобождение цен, что сразу же позволит резко сократить объем реальной денежной массы в обращении. В это время все жители России, равно как и предприятия, обнаружили, что обладают значительно меньшими реальными средствами, чем это было раньше. Именно поэтому возникли разговоры о том, что необходимо увеличить денежную массу, рост которой должен поспевать за ростом цен. При этом не принималось во внимание, почему рост цен превысил рост денежной массы: при первоначальном уровне денежной массы существовал избыточный спрос и любая попытка восстановить этот уровень, даже если бы она увенчалась успехом, привела бы к прежним проблемам, поскольку цены уже не контролировались, и могла только ускорять инфляционные процессы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector