НОВОСИБИРСКАЯ МОДЕЛЬ

«Идея создания университета в Академгородке носилась в воздухе. Помоему, она пришла нам всем, инициаторам СО АН, одновременно, потому что все мы понимали, что без постоянного притока молодых людей нельзя создать настоящие научные школы»,  вспоминал академик С.Л. Соболев. А вот слова д.фм.н.
B.    Н.Штерна,    ставшего осенью 1959 года одним из первых студентов НГУ: «Учеба даже после столичного вуза была неимоверно тяжелой… Каково было нам, воспитанным на обычных вузовских курсах, адаптироваться к лекциям, которые читали светила науки: М.А.Лаврентьев,
C.    А.Христианович,    С.Л.Соболев, Г.И.Будкер…». А каково нынешним воспитанникам, какие
идеи «носятся в воздухе» и какие задачи приходится решать сегодня знаменитому университету? На эти вопросы отвечает ректор НГУ Николай Сергеевич ДИКАНСКИЙ.

После Второй мировой войны Германия потеряла свою фундаментальную науку. И этот пробел не восстановлен до сих пор. Для нашей страны 90е годы XX столетия тоже оказались весьма непростыми, в том числе для отечественной фундаментальной науки. Как ваш университет пережил этот период?
Да, но Германия потеряла в основном те направления, которые были связаны с производством вооружения. Кризис, который случился в нашей стране в 1990х годах, безусловно, нанес колоссальный вред отечественной фундаментальной науке. Теперь на восстановление некоторых направлений потребуются десятки лет. Для поддержания высокого уровня и развития науки необходим постоянный приток инвестиций. Сегодня сложно сказать, когда мы выйдем на должный уровень по финансированию, а, следовательно, и по исследованиям.

Что в кризисной ситуации явилось »спасательным кругом»?

Почти для всех вузов «спасательным кругом» в период отсутствия финансирования стало платное обучение. Поскольку Новосибирский госуниверситет ориентирован прежде всего на подготовку ученыхисследователей, в наш вуз нельзя набирать студентов, руководствуясь только финансовыми интересами. У нас очень сложные программы, и «слабые» студентыплатники не смогли бы осилить
такой нагрузки. К счастью, нам удалось сохранить прежнюю численность бюджетных мест, а платная компонента у нас и по сей день небольшая.
Поскольку миссией нашего университета является подготовка ученыхисследователей, то нам в период отсутствия финансирования очень помогла интеграция с Сибирским отделением РАН (СО РАН). Почти все наши студенты проходили через научные институты СО РАН  учащиеся пользовались лабораториями, реактивами и другими ресурсами институтов, поэтому можно сказать, что финансирование исследовательской части в 1990е годы фактически шло через СО РАН. Сибирское отделение всегда участвовало в учебном процессе и определяло научный уровень дипломных работ. Интеграция с СО РАН  вот что явилось нашим «спасательным кругом».

Расскажите, пожалуйста, о системе довузовской подготовки НГУ.

Университет, действительно, имеет уникальную структуру довузовской подготовки, которая была создана еще во времена академика М.А. Лаврентьева. Эта система помогает нам привлекать сильных абитуриентов. Мы первые в СССР стали проводить олимпиады, охватывающие все Зауралье  Сибирь, Дальний Восток, Среднюю Азию. В НГУ была создана первая специализированная физикоматематическая школаинтернат (ФМШ) на 500 мест. В структуре университета имеется высший колледж информатики (ВКИ) также на 500 учащихся. У нас постоянно действуют заочные школы: по физике, математике, химии, биологии, экономике, гуманитарным наукам и т.д. Заочные школы помогают взаимодействовать с ребятами, которые не являются победителями олимпиад. Также у нас есть так называемая система «коллективного ученика». По этой системе предусматривается работа с учителем, а учитель, в свою очередь, работает со школьниками. А в зимние каникулы мы проводим семинары для учителей, которые работают с нами по системе «коллективного ученика», и тех преподавателей, которые нуждаются в подпитке новыми методическими материалами по решению олимпиадных задач. Мы уже десятки лет сотрудничаем со специализированными классами в школах.

В структуру довузовской подготовки входят и летние школы. В течение летних каникул у нас функционируют две школы по информатике и одна физико математическая школа. Так что сокращение учебных программ по физике, математике, химии и т.д. мы компенсируем тем, что ребята, прошедшие нашу довузовскую подготовку, получают очень хорошие курсы по основным дисциплинам. В этом смысле мы фактически ликвидируем школьные пробелы. Поэтому уровень абитуриентов, прошедших нашу довузовскую подготовку, остается очень высоким. Но и конкурсы при поступлении большие.?
Насколько выпускники НГУ востебованы самой наукой? Ведь не секрет, что возраст нынешней российской авторитетной «научной общественности» весьма солиден, а без преемственности поколений науке грозит в лучшем случае стагнация… Какие пути университет ищет в этом направлении?
Многие институты потеряли значительное количество научных сотрудников в 90х гг., и, следовательно, в научных школах образовались «дыры». В Сибирском отделении РАН есть институты, в которых за это время сменилось до 90 % сотрудников. Их место заняли выпускники нашего университета. Российская академия наук в прошлом году взяла на работу 1100 молодых специалистов, из них 300  выпускники НГУ. Получается, что НГУ, один из самых маленьких университетов России, обеспечил около 25 % всех молодых специалистов Академии наук! Сейчас Сибирское отделение РАН значительно моложе, чем другие отделения Академии.

План включения Новосибирского госуниверситета в структуру РАН совершенно новый для России опыт. Каковы перспективы подобного синтеза?

Я считаю, что система подготовки НГУ  СО АН СССР  это идеальная система подготовки специалиста для науки. Включение Новосибирского госуниверситета в систему Академии наук позволит, вопервых, на законных основаниях использовать инфраструктуру Сибирского отделения. Вовторых, мы смогли бы распространить систему филиалов физматшкол по всем академическим институтам Сибири  это помогло бы привлекать в науку больше талантливых ребят и тем самым готовить специалистов для региональных отделений СО РАН.

Для нашего университета включение в систему Академии наук является выходом из сложного положения, в котором мы оказались во время аккредитации университета. Понимаете, у нас преподавателейсовместителей больше 80%, в то время как для новых вузов разрешено максимум 50. Все наши совместители являются штатными сотрудниками институтов Новосибирского научного центра (ННЦ). Мы делим преподавателей не по признаку совместитель  штатный, а по признаку плохой или хороший. Но когда Министерство образования и науки подсчитывает штатный состав вуза, совместитель почемуто имеет коэффициент 0,3 (с учетом ставки). Я не понимаю, почему специалист, который непосредственно работает в науке, да еще и читает в университете самый современный спецкурс, считается в три раза хуже, чем штатный преподаватель вуза? Он может быть в три раза лучше, поскольку работает в этой области и знаком с самыми последними разработками и материалами по своей теме. Далее, количество томов в библиотеке. У нас их 900 тысяч, а нам по стандарту нужен один миллион. Но у нас 4,5 миллиона томов в библиотеках 38 институтов Сибирского отделения ННЦ, которыми имеют право пользоваться студенты и аспиранты. И это, между прочим, специализированные библиотеки по направлениям наук. Я еще не говорю о государственной публичной научнотехнической библиотеке (ГПНТБ), где хранится более 15 миллионов томов. И это все на 6,5 тысячи студентов. Во время недавно прошедшей аккредитации выяснилось, что по площади нашему университету не хватает 3 тыс. квадратных метров. Но у нас приблизительно 3,5 тыс. студентов находятся на территории институтов СО РАН. Понятно, что один квадратный метр студент там занимает… Хотя на самом деле студенты имеют рабочие столы, компьютеры и т.д. Нам не разрешается учитывать даже те площади, которые Сибирское отделение отдало НГУ в безвозмездное пользование, поскольку по документам и справкам БТИ это не является нашей собственностью! Еще один парадокс состоял в том, что за отчетный период из 350 педагогических пособий, которые были изданы преподавателями нашего университета, нам засчитали только 50, поскольку авторы остальных 300 являются штатными сотрудниками не университета, а все того же ННЦ. Надо отметить, что многие эти пособия и учебники имеют гриф Министерства образования и науки.

Конечно, стандартизация  это очень хорошо, утвержденные учебные планы можно даже в мраморе высечь, но на самом деле есть и обратная сторона медали  стандарты приводят к окостенению. А наука развивается! Поэтому если такие университеты, как наш, заставлять работать исключительно по стандартам, то это будет гибель науки.?

НГУ  автор многих начинаний. В частности, в конце 1950х годов в учебный план был введен обязательный курс математической логики  впервые в университетском образовании тогда еще Советского Союза. Что нового в этом плане можно ожидать от университета сегодня?
Это, действительно, правда  наши программы сильно отличаются от программ классических университетов, они значительно шире. Ну а «что есть нового»… Например, сейчас на физическом факультете, на факультете естественных наук начинают читать предметы, связанные с инновационной экономикой. Это очень важно. Поскольку в наше время практическое применение науки ставится во главу угла, и все молодые специалисты должны быть грамотными в этой области. А если говорить о прорывных технологиях: у нас давно развиваются нанотехнологии, генная инженерия, 1Ттехнологии. Есть ученые, которые в состоянии прочитать эти курсы, есть лаборатории, в которых ведутся эти исследования.
I
Университет активно участвовал в реализации федеральной программы »Интеграция». Каковы ее результаты для вуза и что необходимо сделать в этом направлении в дальнейшем?
Несмотря на то, что мы и так почти на 100% интегрированы в структуру СО РАН, это не означало, что мы не должны были и дальше развивать эту интеграцию.
В результате этой программы у нас были созданы центры коллективного пользования и учебнонаучные центры. Когда программа «Интеграция» завершилась, то во многих вуза возникли вопросы  чья теперь это собственность? У нас таких вопросов не возникло, поскольку мы и так очень сильно интегрированы в СО РАН и продолжаем использовать как оборудование, так и созданные центры вместе.

Новосибирцы знамениты своими научными школами мирового уровня, складывающимися десятилетиями. Что необходимо сделать государству, чтобы не «сдать позиций» в этой области?
•    Совокупный бюджет университета удваивается за три года и по итогам 2003 года составил около 350 млн. рублей.
•    В последние годы открыт ряд новых факультетов  информационных технологий, журналистики, иностранных языков, медицинский.
•    В учебных корпусах и общежитиях имеется 2400 компьютеров, объединенных 60 локальными сетями со скоростным выходом в глобальную сеть и сеть ННЦ СО РАН. Основу компьютерной сети НГУ составляет 25километровая оптоволоконная магистраль с пропускной способностью 1Гбит/сек.
•    В состав университета входит один из крупнейших в России студгородков  11 общежитий на 3,5 тысячи мест, столовая, медикооздоровительный центр, спортивный комплекс.
•    НГУ имеет договоры о сотрудничестве в подготовке кадров с ведущими компаниями в области ITтехнологий: Samsung, Intel, LG, Schlumberger.
•    В НГУ преподают около 40 членов РАН, более 450 докторов, свыше 600 кандидатов наук. Они представляют 42 ведущие научные школы мирового уровня.
•    Научноисследовательские разработки ведутся в сотрудничестве с 46 институтами СО РАН. Объем научных исследований НГУ составляет 49,5 млн. руб. в год.
В нашем университете около четырех десятков ведущих научных школ России, которые располагаются на 85 спецкафедрах. Эти школы либо мирового уровня, либо лучшие в России. Что государству надо сделать, чтобы не «сдать позиции»? Надо финансировать! У нас все для этого есть. Есть система подготовки научных сотрудников, имеются научные институты. Но их надо финансировать как следует, чтобы они могли работать на мировом уровне. Сейчас, если вы снимаете спектр на какомнибудь приборе «самоделке», который не сертифицирован западными стандартами, у вас этот результат не признают. Вот парадокс! Западный ученый, читая научную статью, смотрит не только на результат, но и на каком приборе получен этот результат, и уже в зависимости от этого он ему доверяет. К сожалению, у нас инструментарий ученых  физиков, биологов, химиков и т.д. уже должен быть покупным. Мы сами не производим этого оборудования. Вот это беда.

Вообще, насколько активно и как позиционирует себя государство в сфере науки и высшего образования  на примере НГУ?
НГУ финансируют на уровне среднего вуза России. У нас соотношение преподавателя и студента 1:10, в этом мы ничем не отличаемся от обычного регионального вуза. Но наши программы более широкие, у нас большая нагрузка на студентов, и мы вынуждены, чтобы не снижать качество обучения, генерировать внебюджетные ставки из платного образования  это приблизительно около 220 ставок при 500 бюджетных. Более того, мы эти ставки индексируем по мере того, как государство увеличивает финансирование по бюджетным ставкам. Я считаю, что Министерство образования недостаточно финансирует наш университет, например, по сравнению с рядом вузов, в основном московских, которые имеют соотношение преподавателей и студентов 1:4. Это дискриминация по отношению к НГУ! Наш университет выдал более тысячи докторов наук, около десяти тысяч кандидатов наук, 41 члена Российской академии… Мне кажется, правительство должно понимать, что Новосибирский университет  это действительно жемчужина российского образования!


Ваши планы на будущее?

Комментарий проректора по учебной работе доц. Н.В. Дулеповой.
Внугривузовская система контроля качества подготовки специалистов
Оценка качества образования основывается как на содержании обучения, так и на тех знаниях, умениях и навыках, которые приобрели выпускники.
Методические комиссии на факультетах постоянно контролируют обновление программ, ориентированных на новые тенденции в науке. Очень хорошо зарекомендовала себя рейтинговая система оценки знаний, которая позволила индивидуализировать не только процесс обучения, но и сделать оценку знаний обучаемого максимально дифференцированной. Рейтинговая система используется параллельно традиционной. Силами университета проводится мониторинг качества учебного процесса со стороны работодателей, а также выпускников, являющихся, с одной стороны, «итоговым продуктом» образовательного процесса, а с другой  настоящими или будущими работодателями.
В свете развития высоких технологий, особой экономической зоны, технопарка университет должен производить больше специалистов в 1Тсфере. Сейчас наша бюджетная численность студентов 4,5 тысячи, а это очень мало. Нам надо увеличивать НГУ, думаю, не менее чем вдвое!

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector