МЕХАНИЗМЫ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, СОВЕРШЕННЫЕ НА ПОЧВЕ НАЦИОНАЛЬНОЙ, РАСОВОЙ ИЛИ РЕЛИГИОЗНОЙ ВРАЖДЫ

В начале 90-х годов в связи с нарушениями прав на свободу вероисповеданий, принципов социальной справедливости и массовыми репрессиями в отношении отдельных народов, недостаточным вниманием к интересам и потребностям национальных или религиозных групп, чрезмерной централизацией и нарушениями демократических принципов, прав, свобод, вызвавших с одной стороны – бурный рост национального самосознания, ожививших старые национальные и религиозные обиды ( усиливших национальную замкнутость), а с другой – возрастание групповых интересов, которые трансформировались в национальный и религиозный эгоизм и значительно подняли уровень преступности, в стране возникла сложная ситуация.

           За возбуждение национальной или религиозной ненависти и вражды, организацию массовых беспорядков и совершение преступлений на почве межнациональной или религиозной розни в эти годы было возбуждено и рассмотрено судами более 1, 2  тыс. уголовных дел, привлечено к уголовной и административной ответственности около 10 тыс. человек.

Наличие такой кризисной ситуации во всех взаимосвязанных сферах общественного бытия не могла не выразиться в крайнем осложнении отношений в многонациональной Российской Федерации и не вылиться в конфликты на почве национальной или религиозной ненависти и вражды, характеризующиеся нарастанием вооруженных столкновений с многочисленными человеческими жертвами, уничтожением материальных ценностей и иных тяжелейших последствий. Так, например, при вооруженном столкновении в 1993 году между ингушами и осетинами совершено более 5 тыс. преступлений, от чего пострадало свыше 8 тыс. человек ( с различной национальностью и вероисповеданью), в том числе: погибло – 583, ранено – 939, пропало без вести – более 250 человек ( 1. С. 191).

В процессе национальной или религиозной розни и вражды на почве территориально-статусных конфликтах и различного вероисповедания формировались всевозможные сепаратистские и религиозные движения и возникали специфические режимы в отдельно взятом регионе или на отдельной территории.

Возрастание национальной и религиозной активности на местах оказало влияние на криминальный мир, отдельные преступные организации стали адаптироваться к складывающейся ситуации или искусственно ее провоцировать для решения своих криминальных задач. В последнем случае деятельность данных группировок была нацелена на создание конфликтных ситуаций в отдельных многонациональных районах страны, на обострение межнациональной обстановки или религиозной несовместимости.

 Опасность данной деятельности состоит в том, что действия виновных объективно направлены на разобщение людей по признаку национальной принадлежности, их отношения к религии, на возбуждение национальной или религиозной вражды между ними, а затем ( в такой благоприятной для группировки обстановке) совершать различные преступления для увеличения «совместного капитала – общака».

Для формирования подобных ситуаций руководителями группировок стали создаваться специальные вооруженные группы, которые с одной стороны – распускали провокационные слухи о погромах жилых и культовых помещений некоренного населения или принадлежащих отдельной группе граждан ( с иным вероисповеданием), а с другой – совершали активные действия, учиняя массовые беспорядки, убийства, изнасилования, поджоги, грабежи и другие насильственные преступления. Как показал анализ подобных конфликтов (зачастую спровоцированных преступным сообществом), на практике они  явились:

а) толчком к созданию новых специализированных преступных групп;

б) источником дополнительных сил и средств для функционирующих преступных организаций;

в) полигоном для опробования имеющихся у преступной организации сил и средств, а также руководящих начал лидерами группировки;

г) политическим заявлением представителям местной власти и бизнеса о себе и своих возможностях;

д) инструментом для достижения конкретных экономических и политических целей;

е) возбудителем доверия со стороны населения к лидерам группировки как «третейским судьям» между конфликтующими сторонами  и т.д.

Преступные сообщества (преступные организации) были заинтересованы в развитии таких конфликтов до массовых беспорядков и других негативных последствий. Они также были инициаторами и участниками преступлений, совершенных на этой почве.

Преступления, совершенные на почве национальных и религиозных конфликтов, уже в те годы стали приобретать массовый характер и отличаться особой дерзостью и жестокостью (исключительным цинизмом). Они породили такие явления, которые ранее не были известны в следственной практике или встречались крайне редко: вандализм и садизм, мародерство и сожжение людей, массовые изнасилования женщин и малолетних девочек, истязание престарелых и несовершеннолетних граждан, глумление над трупами и могилами, дезертирство, погромы и террористические акты, наемные убийцы, беженцы и т.д. (Карабах, Фергана, Сумгаит, Сухуми, Владикавказ).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector