Исследуя проблемы организованной преступности и деятельности преступных сообществ

Исследуя проблемы организованной преступности и деятельности преступных сообществ (преступных организаций), следует прежде всего четко различать организованную преступность (как социально-правовое явление, которая (здесь мы согласны с мнением В.П. Лаврова) включающее в себя людей, формирования, материальные средства, деятельность этих формирований) и саму организованную деятельность, являющуюся частью понятия «организованная преступность» и происходящую в определенных формах.

С этих позиций В.П. Лавров считает, что группа, банда, группировка, организация, сообщество – все это формы организованной преступности и одновременно формы организованной преступной деятельности (поскольку организованная преступная деятельность является одним из неотъемлемых элементов организованной преступности). Конкретными же действиями – проявлениями организованной преступности (и разновидностями организованной преступной деятельности) являются создание организованной преступной группы, банды, преступного сообщества, и т.п., руководство им, участие в них, подготовка к совершению конкретных преступлений, непосредственное их исполнение, сокрытие следов и другие меры противодействия раскрытию и расследованию преступлений (13, стр.12).

Формирование современных организованных преступных групп, сообществ (организаций) происходило в три этапа. Преступные формирования имеют свое начало с середины 60-х годов в структурах легальных хозяйственных предприятий, учреждений. На этом первом этапе определенный круг лиц из командно-административной системы, вставший на преступный путь и за счет крупных хищений, незаконного частного предпринимательства, валютных спекуляций, взяточничества  и других преступлений (имевший незаконный доход), с целью расширения своей преступной деятельности стали создавать преступные группы, сообщества. С помощью хорошо налаженной системы взяточничества в преступную  деятельность этих формирований вовлекались сотрудники государственных, хозяйственных, партийных структур, а также представители правоохранительных, ревизионных и контрольных органов. Последние привлекались для обеспечения безопасности деятельности преступных групп.

На втором  этапе формирования примерно в 80-х годах (хотя в это  время  начали создаваться и другие отдельные преступные сообщества) преступные организации попали в поле зрения общеуголовной преступности. Преступники-профессионалы, создав криминальные группы, обложив коммерческие и другие структуры своим «налогом»,  стали грабить членов вышеописанных групп, отбирать у них ценности,  нажитые, в основном, преступным путем. При  этом  в  стране резко  увеличилось количество корыстно-насильственных преступлений: вымогательство,  убийства, грабежи, разбойные нападения, похищение людей с целью получения выкупа и др.

Одновременно с созданием преступных группировок в экономической сфере России, постоянно обгоняя устаревшую законодательную базу, стремительно развивался бизнес. В результате несовершенной правовой основы большинство бизнесменов были вынуждены постоянно нарушать закон. Им нужна была защита и они пошли на вынужденный союз с бандитскими группировками. В результате стало невозможным вести бизнес без учета интересов организованной преступности, а преступные группировки получили великолепный шанс накопить опыт свободного предпринимательства.

На данном этапе формирования группировок преступления совершались лицами, объединившимися для совместной преступной деятельности в корыстных целях и для достижения контроля в определенной социальной сфере или на определенной территории. Простые группы преступников, члены которых могли совершать преступления только на основе простого соучастия, как показала следственная практика, долго существовать не могли,  поэтому они вливались в преступные сообщества, как правило, в качестве его относительно автономной структурной части.

В начале 90-х годов, по мере накопления сил, финансовых и иных средств, опыта преступной деятельности группировки стали переходит на иной уровень своего развития. Следственная практика отметила факты сращивания групп, совершающих общеуголовные и экономические преступления, и образование существенных преступных сообществ  (преступных организаций) с высокой организованностью, конспирацией и руководящим звеном, функционирующем строго на основе распределения криминальных обязанностей с вертикальным подчинением (с иерархической структурой).

Преступная среда стала получать в свой «общак» огромные суммы денег. В результате этого огромные финансовые средства, полученные преступным путем, стали вкладываться в криминальный и некриминальный бизнес. Формирование преступных организаций перешло в свой 3-й заключительный этап. Организованно продуманная и целенаправленная деятельность лидеров таких организаций и их криминальный бизнес позволил сформировать достаточно сплоченные и дееспособные криминальные коллективы.

Более того, на этот период в России сложилась противоречивая ситуация, когда с одной стороны – отдельные представители криминала, бизнеса и власти нашли точки соприкосновения и общие интересы, т.е. возможность обогащения за счет общества; информационная зависимость ( объем взаимного компрометирующего материала, который не подлежит огласке перед обществом); необходимость поддержки друг друга из-за страха перед обществом, а с другой – имеет место борьбы за сферы влияния и возможности усиления одной группы людей и подавления другой.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector