Анализ объема применения научного моделирования при производ-стве судебной лингвистической экспертизы

Цель первого этапа ПНИР – анализ объема применения научного моделирования при производстве судебной лингвистической экспертизы.

В ходе выполнения первого этапа «Анализ объема применения научного моделирования при производстве судебной лингвистической экспертизы» реализованы научно-исследовательские мероприятия, направленные на анализ объема применения научного моделирования при производстве судебной лингвистической экспертизы:

  • исследованы заключения судебных экспертов-лингвистов, выполненные в государственных экспертных учреждениях, анализируется научно-методическая база данных заключений. 
  • исследованы заключения судебных экспертов-лингвистов, выполненные в негосударственных экспертных учреждениях, а также экспертами, практикующими от своего имени; анализируется научно-методическая база данных заключений.
  • сопоставлена научно-методическая база заключений судебных экспертов-лингвистов, выполненных в государственных экспертных учреждениях, и заключений судебных экспертов-лингвистов, выполненных в негосударственных экспертных учреждениях, а также экспертами, практикующими от своего имени.

Исследован каждый научный метод, применяемый в судебной лингвистической экспертизе, на предмет его совместимости с модельным методом.

Предметом вербального (словесного) правонарушения является речевое высказывание, фраза, произнесенная или распространенная письменно во времени и пространстве. Отдельные слова и выражения не могут быть предметом вербальных правонарушений. Отдельное слово, взятое из словаря, не отнесено к действительности – это просто слово, единица языкового инвентаря. Только когда слово высказано во времени и пространстве, оно приобретает, как говорим мы, лингвисты, референциальную отнесенность, это значит, что слово соотнесено с кем-то и чем-то конкретным в действительности, т.е. с этого момента появляется объект правонарушения – конкретное лицо с опороченной репутацией или государство, его строй и безопасность.

Однако правовая система наложила ограничения на функционирование этого высказывания, определив в нем аспекты, подлежащие регламентации. Правовой квалификации, оценке подлежат три составляющие высказывания – форма, содержание и прагматика.

Форма высказывания может быть приличной или неприличной, иметь эмоционально-стилистическую окраску (оскорбительную, унизительную). Неприличное характеризующее высказывание или высказывание с оскорбительной эмоциональной окраской в адрес кого-либо может стать поводом к возбуждению уголовного дела по ст. 130 УК РФ. По форме высказывание может быть утверждением или выражением предположения, мнением или сообщением о фактах. Этот аспект формы значим для квалификации деяния по ст. 152 ГК РФ (Защита чести, достоинства и деловой репутации), ст. 129 УК РФ (Клевета). Жанровые характеристики также во многом ориентированы на форму высказывания. Жанр призыва и пропаганды на особом счету в уголовном законодательстве – в той его части, где предусматривается ответственность за публичные призывы к экстремистской деятельности, возбуждение ненависти либо вражды (ст.ст. 280, 282 УК РФ).

Анализ содержания высказывания позволяет установить, идет ли речь о конкретном лице (т.е. может ли быть установлен потерпевший), что об этом лице сказано (является ли данная информация порочащей или унижающей). Жесткие требования к содержательной стороне высказывания предъявляются всеми статьями Гражданского и Уголовного кодексов, в которых предусмотрена ответственность за совершение вербальных правонарушений.

Прагматика высказывания – это надтекстовый компонент: позиция автора высказывания, его коммуникативные цели и задачи, гипотетическая реакция слушателя (читателя) на высказывание. Эти компоненты, обрамляющие высказывание в реальной коммуникации, позволяют охарактеризовать субъективную сторону правонарушения: содержатся ли в самом высказывании, его форме и содержании, признаки того,  что автор осознавал суть совершаемого действия, желал ли автор последствий, которые наступили (или могли наступить). Прямым умыслом характеризуется субъективная сторона таких преступлений, как клевета (ст. 129 УК РФ), в том числе клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава, судебного исполнителя (ст. 298 УК РФ); неуважение к суду (ст. 297 УК РФ); оскорбление представителя власти (ст. 319 УК РФ).

Правонарушения, предусмотренные ст. 152 ГК РФ (Защите чести, достоинства и деловой репутации), а также ст. 130 УК РФ (Оскорбление) могут совершаться и с косвенным умыслом, когда субъект равнодушен к последствиям своего поступка.

Основными результатами выполненного этапа ПНИР являются следующие научные данные:

  • научные данные о номенклатуре методов судебной лингвистической экспертизы, применяемой государственными и негосударственными судебными экспертами.
  • классификационная модель методологии судебной лингвистической экспертизы.
  • цикл научных публикаций на тему «Классификация методов судебной лингвистической экспертизы» (2 публикации) [Приложение А].
  • классификационная модель методологии судебной лингвистической экспертизы, с учетом коррекции на совместимость с модельным методом.
  • цикл научных публикаций на тему «Модельный метод в судебной лингвистической экспертизе» (2 публикации) [Приложение Б].

Судебная лингвистическая экспертиза является основным доказательством при расследовании таких преступлений, как клевета, оскорбление, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, возбуждение ненависти и вражды, публичные призывы к экстремисткой деятельности. Заключение лингвиста требуется при расшифровке и оценке телефонных переговоров преступников, при оценке авторства литературных произведений и уникальности фирменных наименований.

Несмотря на широкую востребованность ресурса судебной лингвистики в области методологии судебной лингвистической экспертизы нет единства. На сегодняшний день экспертная оценка речевых актов осуществляется на основе личного научного и коммуникативного опыта судебного эксперта, что зачастую ведет к субъективности и непроверяемости выводов судебной экспертизы.

Суть модельного метода состоит в том, что конкретный факт подвергается анализу путем сопоставления с заранее разработанной научной моделью. Степень соответствия конкретного факта научной модели либо степень отклонения конкретного факта от модельных характеристик позволяет объективно квалифицировать исследуемый факт как призыв, клевету, оскорбление, пропаганду, плагиат, вымогательство и т. д.

В результате проведенного исследования уточнена методика судебной лингвистической экспертизы, усилена практическая значимость научных лингвистических понятий, повышена объективность и проверяемость выводов судебной лингвистической экспертизы.

Результаты исследования предназначены для использования в практике производства судебных лингвистических экспертиз. Исследование вносит вклад в развитие научной лингвистической методологии (расширение научных знаний о возможностях модельного метода). Результаты исследования предназначены для использования в преподавании студентам, обучающимся по направлению «Лингвистика», «Прикладная лингвистика», «Прикладная филология».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector