Топонимы в межъязыковом пространстве (на материале английского и русского языков)

В настоящее время в условиях становления информационного общества трудно переоценить роль и значение топонимов как точных ориентиров на местности. Кроме того, топонимы составляют заметную часть социокультурного контекста языка, обладая сложной смысловой структурой, уникальными особенностями формы и этимологии, ассоциативными связями. В процессе межъязыковой и межкультурной коммуникации узнавание и правильная передача имен собственных имеет большое значение, поскольку допущенные неточности могут вести как к фактическим искажениям, так и к потере национального колорита, носителями которого являются все имена собственные, в том числе топонимы.

Актуальность диссертационного исследования В. И. Легенкиной объясняется объективной потребностью в нормировании форм написания и произношения иноязычных географических наименований в принимающем языке. Постоянное расширение межъязыковой и межкультурной коммуникации и, как следствие, увеличение объемов переводной литературы актуализируют необходимость в унификации и стандартизации процесса передачи топонимов, которые могут выполнять свою информационную и ориентирующую функцию лишь при отсутствии вариативности звукографической формы в том или ином языке.

Новизна результатов, полученных В. И. Легенкиной, не вызывает сомнений. Автор предлагает комплексный подход к передаче иноязычных топонимов, заключающийся в сочетании сопоставительного анализа фонологических систем  языка-источника и принимающего языка и проведения психолингвистических экспериментальных исследований, выполненных в рамках антропоцентризма. Элементы новизны содержатся в предлагаемой автором стратегии формирования межъязыковых фонографических соответствий, являющейся результатом кропотливого анализа состава и структуры  фонемного инвентаря английского и русского языков, а также графемного инвентаря английского языка.

Вызывает уважение тот факт, что автор диссертации, основываясь на трудах отечественных и зарубежных лингвистов и применяя их положения в своих исследованиях, предлагает собственное видение по большинству обозначенных в диссертации теоретических вопросов.

Выводы автора диссертации являются достоверными, поскольку  подкреплены достаточными и убедительными результатами, полученными в ходе психолингвистического эксперимента, позволяющего установить соответствия иноязычным фонемам в перцептивной базе индивида и, шире, языкового коллектива. Привлечение 120 носителей русского языка, достаточный по объему экспериментальный список (50 географических наименований графства Большой Лондон), а также применение автором описательного, сопоставительного методов и приемов количественного анализа не оставляет сомнений во всестороннем и объективном рассмотрении поставленных в диссертации вопросов.

Положения, выносимые на защиту, находят свое обоснование в работе и отражают общую логику диссертационного исследования.

Утверждая в первом положении определяющую роль территориального и языкового признаков топонимической системы в процессе передачи заимствованных топонимов, В. И. Легенкина основывается на результатах собственного анализа имеющихся в лингвистике определений понятия «топонимическая система».  Вслед за Д. И. Ермоловичем, выделяющим три основных компонента в значении географического названия (бытийный, классифицирующий и индивидуализирующий), автор диссертации предлагает добавление территориального компонента, указывающего на принадлежность наименования к топонимической системе того или иного региона.

Рассматривая в своем диссертационном исследовании проблему выбора между передачей внешней и внутренней формы иноязычных топонимов, автор приходит к выводу, что приоритет внутренней формы может быть оправдан, во-первых, установившейся в международной практике традицией при передаче наименований крупных географических объектов и, во-вторых, при передаче топонимов в художественном произведении для сохранения стилистической и смысловой значимости. В остальном, отдавая предпочтение отражению внешней формы топонимов, автор выделят четыре основных принципа, ориентированных на их передачу – фонетический, фонологический, орфографический и графический, считая наиболее приемлемым последний принцип, что и постулируется во втором положении, выносимом на защиту.

Третье, четвертое и пятое положения обосновывают своеобразие авторской стратегии формирования межъязыковых топонимических соответствий, этапы которой получают в диссертационной работе свое детальное рассмотрение, подкрепленное соответствующими выводами. 

Возможность подстановки разноязычных примеров для иллюстрации выдвигаемых теоретических положений и приемлемость предлагаемой модели для ономастики в целом подтверждают, что представленное диссертационное исследование соответствует заявленной специальности 10.02.19 «Теория языка».

Таким образом, поставленные автором диссертации цели достигнуты, а задачи – решены.  В представленной работе успешно реализуется попытка оптимизации процедуры передачи иноязычных географических наименований. Результаты, полученные в ходе психолингвистического эксперимента, подтверждают теорию автора, предлагающего комплексное применение системно-структурного и антропоцентрического подходов к формированию англо-русских фонографических соответствий, и обосновывают выдвинутую гипотезу о возможности определения зон сходства и степени сходства с перцептивными эталонами базы русского языка для английских фонем.

Результаты, полученные автором диссертации, имеют теоретическую значимость для ряда дисциплин переводоведческой направленности, теории межъязыковой и межкультурной коммуникации, а также ономастики в целом.

Несомненно и прикладное значение исследования, результаты которого могут быть использованы для совершенствования методик передачи иноязычного ономастического материала и найти применение в разработке спецкурсов по лексикографии, теории и практике перевода и сравнительной типологии.

В заключение хотелось бы высказать ряд замечаний и задать вопросы.

1. Выделяя территориальный компонент в значении географического названия, автор говорит о существовании территориально закрепленной формы некоторых топонимов и, таким образом, о наличии местного произношения, которое может отличаться от официально зарегистрированного. Если принимать за основу официально принятую норму произношения топонима, отличающуюся от местного варианта, не лишится ли он своего звукового и культурного колорита?

2. Выдвигая в качестве ведущего графический принцип установления межъязыковых фонографических соответствий, автор говорит о целесообразности одновременного учета графического и фонемного состава исходного топонима, что предполагает зрительную опору. При проведении психолингвистического эксперимента респондентам была предложена лишь аудиозапись английских топонимов. Преднамеренно ли это?

3. Перевод представляет собой процесс межкультурной и межъязыковой коммуникации, в результате которой, с одной стороны, происходит привнесение «чуждости» в культурную модель принимающей культуры и, с другой стороны, адаптации «чужих» элементов к иному культурному/языковому коду. Предоставление автором хотя бы нескольких примеров передачи английских топонимов, полученных в результате эксперимента, возможно, добавило бы больше наглядности. Наблюдались ли у респондентов трудности, вплоть до невозможности передачи иноязычного материала средствами родного языка?

Результаты исследования прошли необходимую апробацию. Публикации по теме диссертации раскрывают положения, выносимые на защиту. Автореферат диссертации отражает ее содержание

Все сказанное позволяет заключить, что диссертация «Топонимы в межъязыковом пространстве (на материале английского и русского языков)» представляет собой научно-квалификационную работу, в которой содержится решение задачи, имеющей существенное значение для филологии, и соответствует требованиям, изложенным в пункте 8 действующего «Положения о порядке присуждения ученых степеней». Автор диссертации, Легенкина Валентина Игоревна, заслуживает присуждения искомой ученой степени кандидата филологических наук по специальности 10.02.19 – «Теория языка».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector