Конфликт интерпретаций текстов в аспекте оппозиции событийной и оценочной информации (на материале текстов российских СМИ)

В современных условиях глобализации информационного пространства и мощного развития всех видов связи деятельность СМИ приобретает все более значимый характер. В условиях растущей конфликтогенности мирового информационного пространства и политических процессов, СМИ обладает огромным потенциалом как толерантного (конструктивного) характера, стимулируя гармонизацию отношений на всех уровнях общества, так и деструктивного характера. Так как основой коммуникации в СМИ являются факты, интерпретации и оценки, от их четкого разграничения с помощью качественной лингвистической экспертизы может зависеть восприятие текста и его правовое последствие. 

Актуальность рецензируемой работы не вызывает сомнений, поскольку исследование посвящено рассмотрению языкового конфликта интерпретаций в медийной сфере, а именно проблеме разграничения событийной и оценочной информации на различных уровнях текста (лингвистическом, содержательном и коммуникативным). Качество экспертизы текста СМИ требует от лингвиста-эксперта кроме высокой филологической квалификации, знаний современного подхода к языку еще и чуткого отношения к журналистскому творчеству и языку медийной сферы, что доказывается автором диссертации на протяжении всего исследования.

Несмотря на определенную изученность поставленной проблемы,
существует объективная необходимость расширения исследовательского
угла зрения относительно качественной разработки механизма лингвистического анализа конфликтного текста СМИ, в частности, это касается рассмотрения классификации потенциально конфликтных текстов СМИ и выявления их особенностей в аспекте лингво-экспертной практики.

Новизна полученных результатов не вызывает сомнений, поскольку автор аргументированно представляет особенности медийного текста и причины его конфликтогенности, описывает специфику медийного речевого конфликта, представляет разработанную методику лингвоконфликтологического анализа текста СМИ и доказывает целесообразность использования данной методики при проведении экспертизы и определения степени конфликтности. Цель исследования и сформулированные задачи логично и последовательно достигаются всем ходом исследования с опорой на авторитетные работы  в области конфликтологии, юрислинвистики и теории журналистики. Общая структура диссертации стандартна и возражений не вызывает.

Выводы являются достоверными и определяются основательно проработанной методологией и использованием методов анализа потенциально конфликтного медиа-текста на основе выработанной автором модели. Материал исследования – обширные данные –  698 потенциально конфликтных текстов федерального и регионального издания, взятых за период 2010-2011 годов. Автор выбрал 312 текстов из издания «Московский комсомолец в Кузбассе» и 386 текстов, опубликованных в газете «Известия». Однако необходимо отметить, что сравнение этих двух изданий в представленном процентном соотношении не может считаться абсолютно статистически обоснованным в силу того, что издания выходят с разной периодичностью («МК в Кузбассе» – еженедельное, «Известия» – ежедневное). Кроме того, охвачен различный временной промежуток  (для федерального издания – январь-декабрь 2010, для регионального – январь 2010-апрель 2011г.). Несомненно, охват событийной информации будет объективно различен. Несмотря на это, автору удается сделать обоснованные выводы о том, что как для федерального,  так и для регионального издания характерен незначительный процент собственно языковых предпосылок возникновения конфликта интерпретаций, а неразграничение событийной и оценочной информации содержится в 79 процентах текстов федерального издания и 60 процентах регионального.  Кроме того обнаружен высокий уровень содержания негативной информации (60% и 50% соответственно).

Разработанный автором линвоконфликтологический метод рекомендуется «…для анализа любого медийного текста вне зависимости от коммуникационного канала доставки сообщения (телевидение, радио, интернет)» (с. 140 КД). В работе четко прописаны рекомендации для учета особенностей каналов связи. Например, превалирование картинки над звуком  в телевидении, мультимедийность и интерактивность мировой сети, дикция при восприятии радиотекста. Однако автором не указывается, можно ли считать какой-нибудь из перечисленных каналов более конфликтогенным и в силу каких обстоятельств.

Положения, выносимые на защиту, находят рациональное обоснование в работе и в целом не вызывают возражений, однако новизну первого положения о том, что «языковой конфликт в медиасфере России является одним из частных видов речевого конфликта, который в свою очередь является разновидностью социальных конфликтов…» (с. 16 КД) можно оспорить, т.к.  далее в первой главе приводится аргументация выбранной терминологии, и мысль о связи языкового и социального конфликта звучит в анализе трудов по проблемам конфликтных текстов (с.  33-42 КД). Все другие положения, выносимые на защиту, раскрываются в ходе исследования и, несомненно,  подтверждают выдвигаемую автором гипотезу о том, что конфликтная интерпретация медийных текстов может возникать вследствие их собственно языковой природы, а также особенностей коммуникации СМИ.

Результаты исследования, полученные автором диссертации, имеют теоретическую и практическую значимость, поскольку разработанная методика анализа конфликтного медиа-текста, при успешной апробации, будет востребована в работе, связанной с экспертизами конфликтных текстов СМИ. Теоретические выводы о специфике конфликтного медиа-текста безусловно вносят вклад в разработку юрислингвистического и линвоконфликтологического подхода. 

Наряду с бесспорными достоинствами рецензируемой работы, в исследовании можно обнаружить дискуссионные вопросы, ответы на которые хотелось бы услышать от автора:

  1.  На стр. 37-38 КД автор отождествляет речевой и языковой конфликт и определяет языковой конфликт как «противонаправленную интеракцию, когда одна из сторон в ущерб другой сознательно и активно совершает речевые действия, которые могут выражаться негативными средствами языка». Принимает ли автор данное определение без поправок на особенности медийного текста и является ли оно авторским или предложенным В.С. Третьяковой? Кроме того, в работе встречается повтор части текста о разграничении понятий языковой и речевой конфликт (с. 12 КД и с.37 КД). Также в тексте работы присутствуют цитаты и ссылки, не оформленные должным образом, в частности, на  с. 47 КД  высказывание о языковой личности, репертуаре средств и способов достижения коммуникативных целей является цитатой из работы В. С. Третьяковой.
  2. Что в большей степени, по мнения автора, определяет конфликтность медиа-текста: тип конфликтной личности журналиста, социальный статус издания, идеологическая ориентация и т.д.?
  3. На с. 57 КД автор говорит о том, что «…негативная и позитивная оценочность выражается языковыми средствами, например, лексическими». С помощью еще каких средств может выражаться оценочность, и от чего может зависеть выбор средства?
  4.    Использован ли в ходе исследования метод интроспеции применительно к утверждению о том, что «автор становиться основным источником конфликтности текста» (с.26 КД)  и поддерживает ли исследователь данную точку зрения, т.к.  на с. 30 КД автор пишет: «Конфликтным высказывание в СМИ делают именно члены аудитории, которые по-разному воспринимают текст».

Результаты исследования прошли необходимую апробацию. Публикации по теме диссертации раскрывают положения, выносимые на защиту. Автореферат диссертации в полной мере отражает содержание работы.

Несмотря на высказанные замечания, можно заключить, что диссертация «Конфликт интерпретаций текстов в аспекте оппозиции событийной и оценочной информации (на материале текстов российских СМИ)» представляет собой научно-квалификационную работу, в которой содержится решение задачи, имеющей существенное значение для филологии, и соответствует требованиям, изложенным в пункте 7 действующего «Положения о порядке присуждения ученых степеней». Автор диссертации, Обелюнас Нина Владимировна, заслуживает присуждения искомой ученой степени кандидата филологических наук по специальности 10.02.01 – русский язык.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector