УНИВЕРСАЛЬНЫЙ ЯЗЫКОВОЙ ИКОНИЗМ И ВНУТРИЯЗЫКОВОЙ ИКОНИЗМ КАК ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ СОХРАНЕНИЮ КАЧЕСТВА ПРИРОДНЫХ ЗВУЧАНИЙ В ЗВУКОПОДРАЖАНИЯХ НЕРОДСТВЕННЫХ ЯЗЫКОВ

Рассматривая язык как семиотическую систему, нельзя не обратить внимание на проблему дихотомии «иконичности – конвенциональности» языкового знака. Представление о том, что между денотатом и сигнификатом может существовать как условная, так и мотивированная связь, присутствует практически во всех не только лингвистических, но и философских концепциях, однако спорным остается вопрос о соотношении условности и мотивированности знаков.

Наличие естественной, мотивированной связи между означаемым и означающим языкового знака отмечали многие лингвисты, в том числе В. фон Гумбольдт [Гумбольдт 1984], Э. Бенвинист [Бенвенист  1974], Р. Якобсон [Якобсон  1985] и др.

Однако идеи мотивированной связи между означающим и означаемым долгое время находились «вне науки».  Лишь начиная со II пол. XX века благодаря усилиям таким ученых, как Ч. Пирс [Peirce 1960], Р. Якобсон [Якобсон 1985] в лингвистике наметилась тенденция к глубокому изучению этого явления.

На сегодняшний день соотношение мотивированного и конвенционального в языковом знаке находит наиболее четкое отражение в семиологической концепции американского философа и языковеда Ч. Пирса [Peirce 1960], которая представляет собой триаду иконический знак – индекс – символ. Наиболее тесная связь между означаемым и означающим наблюдается у первого члена триады. В языке иконический знак представлен звукоподражательными и звукосимволическими словами. Звуковая оболочка звукоподражательных слов формируется на базе акустических свойств природных звуков, хотя необходимо отметить, что наборы фонетических средств для обозначения одного и того же природного звука в разных языках часто не схожи.

С целью определения уровня иконичности звукоподражательных слов в разносистемных языках был проведен психолингвистический эксперимент на материале звукоподражательных слов английского языка с привлечением 54 носителей алтайского языка, не владеющих английским. В качестве материла для  эксперимента были выбраны 20 звукоподражаний английского языка различных тематических групп. Основным критерием отбора послужило различие в фонетическом оформлении английских звукоподражаний от звукоподражательных слов алтайского языка. С привлечением носителя английского языка была сделана аудиозапись отобранных звукоподражательных слов. Предлагалась следующая инструкция: “В записи вы услышите 20 звукоподражательных слов неизвестного вам языка, каждое слово будет предъявлено пять раз. Ваша задача – подобрать для данных звукоподражаний аналоги в алтайском языке ”.

В результате оказалось, что в среднем процент узнавания звукоподражательных слов английского языка составляет 32 %.         Чаще других носители алтайского языка узнавали звукоподражание beep-beep (92%), хотя его звуковая оболочка не имеет сходства с алтайским звукоподражанием тÿдуÿт. В данном случае высокий процент узнавания объясняется двуязычием носителей языка, которые соотнесли англ.beep-beep с русс. бип-бип. То же самое происходит и в случае с английским звукоподражанием bang (рус. бах). Однако такие звукоподражания как tinkle, crash, umphumph, tweettweet звучат в трех языках по-разному, тем не менее, они верно определяются испытуемыми – 70%, 64%, 64% и 46% соответственно.

Аналогичный эксперимент был проведен на материале звукоподражаний английского языка с русскоязычными носителями, не владеющими указанным языком. Результат узнавания оказался 52%. Чаще всех верно определялось звукоподражательное слово bang (93%), которому соответствуют русские звукоподражательные слова бам, бом, бац, бум, что, возможно, обусловлено схожим фонетическим обликом этих слов в двух языках. Однако, ономатоп pitter-patter и его русский аналог топ-топ не похожи на первый взгляд, но процент узнавания достаточно высокий – 28%.

Тщательный анализ данных эксперимента позволяет сделать следующий вывод: узнаванию звукоподражательных слов разносистемных языков иноязычными носителями способствуют два фактора:

  1. наличие внешнего фонетического сходства между звукоподражаниями разносистемных языков. Это явление мы обозначим как универсальный языковой иконизм;
  2. сохранение качества природных звучаний в звукоподражательной лексике неродственных языков несмотря на различие фонетических средств, используемых для их обозначения, то есть внутриязыковой иконизм.

На следующем этапе экспериментального исследования внутриязыкового иконизма на материале звукоподражательных слов русского, английского и алтайского языков предполагается выявить общие и специфические для каждого из языков свойства этого лингвистического явления, а также соотношение роли универсального языкового иконизма и внутриязыкового иконизма при идентификации звукоподражаний иноязычными информантами.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector