ОБЩЕЖАРГОННЫЕ НАИМЕНОВАНИЯ МОНЕТ И БАНКНОТ В РЕЧЕВОМ УЗУСЕ РАЗНЫХ СОЦИО-ВОЗРАСТНЫХ ГРУПП

Современная русская социолингвистика уделяет пристальное внимание изучению некодифицированных форм существования русского языка — языковых подсистем, находящихся за пределами, а иногда и отчетливо противопоставленных кодифицированному литературному языку [Крысин 2003: 77]. Продолжается изучение русской разговорной речи и просторечия (Л. И. Баранникова, М. Т. Дьячок, Е. А. Земская, З. Кестер-Тома, М. В. Китайгородская, В. Д. Черняк и мн. др.), исследуются различные социальные и профессиональные жаргоны: жаргон хиппи (Ф. И. Рожанский), жаргон наркоманов (А. Бёкер, М. А. Грачёв, Л. Д. Мирошниченко, В. Е. Пелипас, М. С. Пунг), солдатское арго (М. Т. Дьячок, В. П. Коровушкин), школьный и студенческий жаргон (Х. Вальтер, З. Кёстер-Тома, А. Кожевников), молодёжный жаргон (В. Б. Быков, С. В. Вахитов, О. Горбач, Е. В. Горчакова, А. И. Марочкин, И. А. Стернин), компьютерный жаргон (А. И. Акимова, Е. В. Белогородцева, Н. В. Виноградова), жаргон гомосексуалистов (В. Козловский, Т. Кромбах) и некоторые другие. Внимание учёных также привлекает ненормативная (обсценная) лексика (В. И. Беликов, Ф. Н. Ильясов, К. Косцинский, В. М. Мокиенко, Ю.И. Левин).

Особое место в системе форм существования русского языка занимает так называемый общий жаргон [Общий жаргон 1999, Хорошева 2002], или интержаргон, или современный русский сленг. Он имеет максимально широкий социальный субстрат, т. к. практически все носители русского языка используют или, по меньшей мере, понимают значение общежаргонных слов, представляющих собой преимущественно факультативные, необязательные средства номинации, зачастую используемые для передачи эмоционально-оценочных значений (ср.: алкаш ‘пьяница, алкоголик’, жмот ‘жадный человек’, жрачка ‘еда’, баксы, зелёные ‘доллары США’, кореш ‘друг, приятель’, попса ‘низкопробная популярная музыка’ и т. п.). По определению Е. И. Бегловой, «общий жаргон — это промежуточное языковое образование, через которое лексика и фразеология социальных, профессиональных и возрастных жаргонов проникает не только в просторечие, но и в СМИ. Постепенно лексика общего жаргона переходит в разговорную речь, а часть её включается в литературную лексику» [Беглова 2007: 13].

В нашем исследовании мы попытались обнаружить социо-возрастные закономерности представленности элементов общего жаргона в речевом узусе носителей языка, обратившись к общежаргонным наименованиям монет и банкнот и ориентируясь на суждения Н. В. Хорошевой о том, что «основными социальными “векторами”, направляющими распространение общего жаргона, являются половозрастные факторы», и что «пол говорящего в основном определяет речевую реализацию слов общего жаргона (мужчины употребляют социально непрестижную лексику чаще)», тогда как «возраст связан с владением этой лексикой на языковом уровне (наблюдается снижение степени знания данной лексики в группе информантов старше 40 лет)» [Хорошева 2002: 12]. В ходе анкетирования информантам предлагалось ответить на вопрос: Как по-другому вы можете назвать перечисленные денежные единицы? В качестве последних были предложены общелитературные наименования монет и банкнот от одной копейки до пяти тысяч рублей, а также один миллион рублей. В опросе участвовали представители (всего 48 человек) различных социо-возрастных групп, проживающие в селе, в посёлке городского типа и в городе: учащиеся 7-10 классов в возрасте от 13 до 15 лет; студенты Кем ГУ от 18 до 22 лет; трудоспособное население до 50 лет, занятое в разных сферах деятельности; пенсионеры от 60 до 83 лет. В качестве социальных факторов, влияющих на владение элементами общего жаргона, рассматривались (1) возраст, (2) пол и (3) место проживания информантов. Анализ полученных ответов позволил сделать следующие выводы:

1. Из четырёх возрастных групп наибольшее количество разных ответов получено во второй (студенческой) группе, что, вероятно, связано с влиянием молодёжного сленга. При этом «качественные» различия наименований незначительны, и наиболее типичные наименования одинаковы для всех групп.

2. Половые различия во владении исследуемыми лексическими единицами незначительны и не носят систематического характера.

3. Жители города, по сравнению с двумя не-городскими группами информантов, привели значительно больше различных наименований монет и банкнот, что свидетельствует о лучшем владении исследуемой группой слов.

4. В целом полученные ответы можно разделить на наиболее частотные, несомненно принадлежащие к общему жаргону (ср. лимон ‘миллион рублей’, штука ‘тысяча рублей’, рубль ‘тысяча рублей’), и индивидуальные (ср. тугрик ‘один рубль’).

5. Типичными для большинства информантов способами образования жаргонных номинаций денег являются (а) использование уменьшительно-ласкательных суффиксов (ср. грошик, монетка, пятачок и др.), (б) снижение реального номинала денежного знака (ср. полрубля ‘пятьсот рублей’, копейка ‘один рубль’) и (в) образование сложных слов с начальной частью пол…половина’ (ср. полрубля, полсотка, полштуки).

6. Некоторые из полученных лексических единиц образованы в результате фонетических изменений (ср. соткастотка, рубльруль, тысячатыща).

7. Многие полученные лексические единицы имеют варианты мужского и женского рода (ср. пятидесятик и пятидесятка, пятёрик и пятёрка, пятихатник и пятихатка, пятисотник и пятисотка, штукарь и штука) или отличаются составом и степенью сложности формантной части (ср. деситярик, десюнчик, десярик, десятик, десятник, десятничек).

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector