РЕЧЕВОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ КАК ОБЪЕКТ ЛИНГВОПРАГМАТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

риторика, речевое воздействие, конативная функция коммуникации, типология речевого воздействия, лингвопрагматический анализ, механизмы имплицитного кодирования смысла, маскировка под презумпцию

Со времен Аристотеля риторика изучает и культивирует такой род воздействия, как «техническое», доставляемое до адресата нашей речью [Аристотель 1976: 19]. Современная риторика предлагает два подхода к пониманию речевого воздействия (РВ). С одной стороны, РВ трактуется широко, как знаково-психический процесс (взаимо)влияния на индивидуальное и / или коллективное сознание и поведение с целью их модификации [Паршин]. С другой – РВ определяется как использование особенностей устройства и функционирования прежде всего естественного языка для построения сообщений с повышенной способностью влияния на адресата [Там же]. Рассмотрение воздействующего потенциала языка в пределах отдельного речевого акта предполагает модификацию узкой трактовки РВ, учитывающую использование закономерностей и уровней организации сообщения для создания влиятельного высказывания.

Широкая трактовка приемлема для представления РВ в контексте речевого взаимодействия, узкая – для описания организации влиятельного сообщения. При широком понимании встроенность РВ в систему «человек – окружающий универсум» позволяет рассматривать его как движущую силу взаимодействия (отсюда особую актуальность приобретает комплекс условий осуществления РВ). При узком понимании системность РВ связывается с выполнением элементами и структурами коммуникации конативной функции. С учетом узкого понимания вводятся те характеристики составляющих коммуникативной системы, с опорой на которые строится типология РВ (в данном случае типология =‘определение предмета с точки зрения оснований его рассмотрения и имеющихся разновидностей, способов, особенностей употребления’). Так, к перечню свойств составляющих ситуации РВ можно отнести публичность, профессиональность, нахождение в определенной коммуникативной позиции, приобщенность к сообщению (для адресанта ‘того, кто создает влиятельное сообщение’), сопротивляемость, подверженность определенным психическим состояниям, принадлежность к определенному типу аудитории, выполнение определенной социальной роли (для адресата ‘того, с расчетом на кого воздействующее сообщение создается’), характер цели (для содержания функции ‘того, для чего воздействие осуществляется’), тип кодовой системы, форму коммуникации, жанры сообщения, характер механизма кодирования смысла (для кода ‘того, с помощью чего воздействие осуществляется’). На этой основе формулируется специфика РВ, послужившего объектом предлагаемого лингвопрагматического анализа.

Лингвопрагматическое описание в нашем случае касается диффамационного РВ, ориентированного на снижение критического восприятия медийного текста путем использования механизмов имплицитного кодирования смысла относительно неудовлетворительно проработанных компонентов темы. Процедура анализа сводится к тому, чтобы охарактеризовать воздействующую специфику высказывания (высказываний) по нескольким пунктам: 1) по тому, на передачу каких сведений текст ориентирован (например, что посредством сообщения принимается за реальное); 2) по тому, какой цели пытается достичь автор, передавая сообщением сведения, и что способствует их беспрепятственному внедрению в сознание читателя. В связи с этим особое внимание обращается на специфику манипулятивного приема, направленного на проведение под видом презумпций сомнительных (недоказанных, вымышленных, полученных в ходе авторского домысливания и т.д.) сведений.

Под презумпцией понимается выводимый из слов текста обязательный содержательный компонент, который не отрицается, не утверждается, не обсуждается, не запрашивается, не является объектом догадок, сомнений и т.д., а выдается за очевидное условие, при котором передаваемое не выглядит бессмыслицей и клеветой (о свойствах презумпций, или по другому – пресуппозиций, см. [Падучева 1981; 1996: 232-243; Баранов 2007: 48-51]). Презумпции имеют первостепенное значение для процесса РВ, поскольку вынуждают получателя сообщения рассматривать отдельную информацию текста как данность, на фоне которой вводятся или же отрицаются новые сведения, возникает необходимость в их запросе, выражаются суждения, строятся предположения и т.д. К свойствам презумпций относятся: (а) их сохранение при отрицании; (б) их неизменность при выражении знаний, мнений, убеждений; (в) их динамизм, связанный с переходом утверждаемого в известное; (г) неустранимость под воздействием контекста; (д) наследование текстом в целом; (е) истинность; ж) возможная несостоятельность, если получатель сообщения будет точно знать, что выдаваемое за очевидность положение дел ложно. Презумпции, как правило, предполагают использование стратегии, направленной на внушение читателю идеи реалистичности недоказанных, сомнительных сведений. Их свойства обыгрываются рядом манипулятивных приемов, включая прием маскировки под презумпцию [Булыгина, Шмелев 1997: 462-463]. С помощью указанного приема могут выдаваться за «незыблемое» сведения, которые (а) получили статус реалистичных благодаря изобразительному приему отождествления субъекта речи с субъектом восприятия; (б) предвзято оцениваются автором как негативные; (в) получены за счет скрытого домысливания воспринятого; (г) использованы в предшествующем фрагменте в качестве утверждений; (д) бытуют в качестве стереотипных представлений о предмете и т.д.

Анализ медийных текстов показал, что прием маскировки под презумпцию базируется на предпосылке существования некой реальности, используется в целях дискредитации, но, что еще более важно, приостановки фигурального и субъективного смысла и придания информации буквального, интинностного, фактологического значения.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector