РЕЧЕВЫЕ «ПРОИЗВЕДЕНИЯ» УЧАСТНИКОВ СУДЕБНОГО ДИСКУРСА КАК РАЗНОВИДНОСТИ РЕЧЕВЫХ ЖАНРОВ

Судебный дискурс рассматривается как один из видов институционального общения, как институциональный дискурс, связанный с определенными функциями участников, а также с общественными ритуалами и стереотипами. Судебный процесс строится по определенной схеме и представляет собой стандартный дискурс, насыщенный коммуникативно-прагматическими ситуациями и клишированными речевыми моделями.

Понятие речевого жанра относится к числу важнейших теоретических представлений прагмалингвистики, когнитологии, лингвистики текста, стилистики, социолингвистики и т.д. Несмотря на большое количество работ, посвященных изучению речевых жанров (М.М.Бахтин, В.В.Дементьев, К.Ф.Седов, О.Б.Сиротинина, М.Ю.Федосюк, Т.В.Шмелева), проблема их выделения и описания остается актуальной до сих пор.

Известно, что впервые выдающийся ученый М.М.Бахтин отделил жанры художественной литературы от жанров, используемых в повседневной жизни. Он определил речевые жанры как «относительно устойчивые, тематические, композиционные и стилистические типы высказывания». [Бахтин 1979: 241-242]. Основываясь на мнении М.М.Бахтина, обратившего внимание на то, что «даже в самой свободной и непринужденной беседе мы отливаем нашу речь по определенным жанровым формам» [Бахтин 1979: 238] следует считать, что процесс судебного заседания – некое взаимодействие речевых жанров. Концепция  М.М.Бахтина различает первичные (простые) и вторичные (сложные) речевые жанры. Вторичные речевые жанры – романы, драмы, научные исследования, большие публицистические жанры и т.п. – возникают в условиях более сложного и относительно высокоразвитого и организованного культурного общения (преимущественно письменного) – художественного, научного, общественно-политического и т.д. В процессе своего формирования они вбирают в себя и перерабатывают различные первичные жанры (например, реплики бытового диалога), сложившиеся в условиях непосредственного речевого общения. Следовательно, процесс судебного заседания относится к вторичному речевому жанру, а события, которые происходят в ходе судебного заседания (показания свидетелей, допрос обвиняемого, прения сторон) к первичным речевым жанрам.

 По типам коммуникативных установок, по способу участия партнеров, их ролевым отношениям, характерам реплик, соотношению диалогической и монологической речи в ходе судебного заседания выделяются следующие первичные речевые жанры: рассказ (высказывания свидетелей, потерпевшего, обвиняемого), спор (прения сторон), признание вины подсудимым, монологическая речь в суде (речи прокурора и адвоката), замечание (адресантом выступает судья, а адресатом — любой из участников судебного заседания).

Рассказ — это жанр, в котором преобладает монологическая форма речи в рамках диалога или полилога. Темой рассказа могут быть любые события, факты, имеющие отношение к судебному разбирательству и произошедшие с рассказчиком или кем-либо другим. Ход рассказа может прерываться репликами-вопросами или репликами-оценками со стороны судьи, адвоката или государственного обвинителя. Реплики-высказывания рассказчика характеризуются разной степенью информационной насыщенности, полноты. Характерная черта жанра рассказа — целостность передаваемой информации, обеспечиваемая связностью отдельных фрагментов. Поддержка коммуникативной инициативы рассказчика и заинтересованность слушателей могут проявляться и реализовываться в репликах-повторах, перебиваниях, восклицаниях,  не адресованных говорящему. Например, допрос подсудимого начинается с его свободного рассказа. Подсудимый вправе сообщить все, что он считает необходимым по данному делу. Если подсудимый говорит об обстоятельствах, не относящихся к делу, председательствующий вправе прервать его, предложив давать показания по существу. После изложения подсудимым своих показаний суд и стороны в установленной законом последовательности ставят ему вопросы. Они могут быть направлены на уточнение, дополнение и проверку сообщенных сведений. Недопустимы наводящие вопросы, содержащие намек или наталкивающие на определенный ответ. Судьям закон разрешает задавать вопросы подсудимому в любой момент судебного следствия. При постановке вопросов председательствующий вправе устранять те из них, которые не имеют отношения к делу. Закон предоставляет подсудимому возможность давать показания с разрешения председательствующего в любой момент судебного следствия. Чтобы обеспечить более полное выяснение того обстоятельства, о котором дал показания подсудимый, председательствующий после его допроса кем-либо из участников судебного разбирательства предоставляет и иным участникам право задавать вопросы, касающиеся тех же фактов.

Судебные прения являются составной частью судебного разбирательства; они подводят итог судебному следствию и содержат в себе обоснование тех выводов, к которым, по убеждению участников судебных прений, должен прийти суд в совещательной комнате при решении дела. Судебные прения состоят в основном из монологических речей государственного обвинителя и защитника в уголовном процессе и представляют собою публичный спор об обстоятельствах одного и того же дела с точки зрения обвинения и защиты. Спор — это обмен мнениями с целью принятия решения или выяснения истины. Цель спора — поиск приемлемого решения, но одновременно это и поиск истины, единственно правильного решения. Для того чтобы суд принял правильное решение, необходимо знать как позицию обвинения, так и защиты по данному делу.

Монологические выступления прокурора и адвоката в судеявляются разновидностью публичной речи, цель которой — дать слушателям определенную информацию, объяснить, помочь осмыслить ее и оказать воздействие на слушателей, на формирование их мировоззрения или точки зрения.

Основанием для замечаний судьи может быть бестактное поведение присутствующих, употребление этими лицами нецензурной лексики. Цель замечаний — обеспечение уважения к суду и восстановления порядка.

Согласно типологии Т.В.Шмелевой выбор речевого жанра зависит от коммуникативной цели/намерения говорящего. Коммуникативные цели участников судебного процесса различны. Например, цель государственного обвинителя – доказательство вины подсудимого. Адвокат же в свою очередь стремиться аргументировать выдвигаемый им тезис о невиновности, о меньшей степени виновности подзащитного и убедить суд в обоснованности, объективности, истинности своих суждений. Цель судьи – выслушать все мнения, касающиеся рассматриваемого дела и принять правильное решение.

Таким образом, любая речь (дача свидетельских показаний, вынесение приговора, публичная речь адвоката и прокурора) будет успешной и эффективной лишь в случае правильного выбора разновидности жанрового высказывания. Выбор речевой стратегии и жанра выступления во многом позволяет реализовать коммуникативные намерения участников судебного заседания.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector