ЛЕКСИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА «КОМПЬЮТЕРНЫЙ АНАЛИЗ» В ЯЗЫКЕ СМИ

Слово (и понятие) «компьютерный» в современных учебных пособиях и словарях часто оказывается контекстуально связанным с «виртуальный», которое, в свою очередь ассоциируется с чем-то мнимым и воображаемым [Новейший 2003], [Социология 2003], [Постмодернизм 2001]: «В.<иртуальная> р.<еальность> открывает некоторые инновационные стороны и особенности информационно-компьютерной культуры с точ­ки зрения ее воздействия на сознание и психику человека. В этом смысле В.р. представляет собой новый вид игровой, искусственной среды, кото­рая создается, конструируется и существует при помощи компьютера. Этот иллюзорный мир воздействует на сознание, имея необходимые при­меты достоверности» [Федоров 2005: 33]; «Развитие компьютерной техники и технологий значительно ускорили процессы виртуализации общества» [Тягунова 2006: 6].

Цель работы в том, чтобы проверить представление о компьютерном на материале лексической единицы «компьютерный анализ» в языке СМИ как наиболее подверженном влиянию общественных стереотипов: «Законы массовой коммуникации требуют усредненно-обобщенного, стереотипизированного общения: сам акт трансляции, например, некоторой политической идеи на массовое сознание возможен только в форме определенных стереотипов» [Ольшанский 2001: 81]; «на потребителя американских СМИ прагматическое воздействие производится с помощью клише, стереотипных словосочетаний, нередко выполняющих эвфемистические функции, коммуникативных импликатур для выражения оценки и повышения экспрессивности речи» [Васильев 2003].

Поиск по полнотекстовой базе данных Корпуса российских газет 90-х гг. ХХ в. Машинного фонда русского языка показал, что лексическая единица «компьютерный анализ» не является, по крайней мере, частотной для указанного периода. Заданное для поиска словосочетание не встречается в газетных статьях ни разу, а абсолютная частота употребления слова «компьютерный» насчитывает всего 54 вхождения, то есть 0,000004 относительной частотности. Для сравнения: слово «анализ» встречается в семь раз чаще: 383 вхождения. Сами контексты подсказывают, что это время начала массового распространения персональных компьютеров и, соответственно, эпоха зачаточного формирования компьютерной мифологии.

Современные тексты, как свидетельствуют материалы НКРЯ, содержат лексическую единицу «компьютерный анализ», в основном, в естественнонаучных контекстах. Примеры употребления обнаруживаются в специальных журналах «Вопросы вирусологии», «Геоинформатика», «Наука в Сибири», «Вестник РАН», где представляются результаты исследований, требующих обработки большого объёма данных. Тем показательнее примеры встречаемости «компьютерного анализа» в текстах иных жанров: художественных и, прежде всего, СМИ. В такого рода текстах компьютерный анализ подаётся как критерий истинной информации (лексическое окружение, принадлежащее к специфическим семантическим полям, синтаксические конструкции, не предполагающие субъективной модальности).

Это предположение подтверждается анализом встречаемости лексической единицы «компьютерный анализ» в текстах электронных СМИ.

Таким образом, можно сделать вывод, что лексическая единица «компьютерный анализ» выполняет в современных текстах СМИ функцию, которая в классической риторике называлась auctoritas: «дарованное как потенция богами, но реализуемое самим человеком в его деятельности превосходство его над другими, проявляющееся в особенно значительных услугах, оказанных им общине, в уважении окружающих и в их готовности склоняться перед его мнением» [Кнабе 1990: 402]. Это полностью противоречит значению «мнимости», которое обычно связывают с понятием «компьютерный».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector