ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА ПРОСОДИИ В СОВРЕМЕННОМ АНГЛИЙСКОМ И ЛАТЫШСКОМ ЯЗЫКАХ

При изучении языка, как целостной системы, способной в процессе своего функционирования к самоорганизации, самовоспроизведению и развитию, перед исследователем всегда возникает вопрос о нахождении законов, по которым функционирует данная система, при этом, при анализе любого целого, как правило, выделяются оп­ределенные стороны, компоненты, процессы, связи, проще говоря, различные элементы и способ связи между ними, т.е. изучается структура системы.

Многочисленные исследования, посвященные изучению процессов, происходящих внутри целостной системы языка, предполагающие выявление организующей силы, которая управляет языковой системой и в отношении которой существование конкретных свойств языка [Сепир 1934; Реформатский 1974; Мельников 1969] явилось толчком к рассмотрению процессов самоорганизации на конкретных языковых уровнях. Н.А. Коваленко выделяет просодическую детерминанту, которая определяется, как «то общее и всеобъемлющее, что объясня­ет принципиальную неизбежность всех остальных компонентов системы» [Коваленко 2002: 30].

Характеристика детерминантных и гетерогенных процессов, представляющих своим взаимодействием диалектическое единство на уровне просодии исследуемых языков, позволяет выявить глубинные процессы, происходящие в этих языках и объяснить их с позиции системного подхода.

Целью проведенного исследования является системное описание и сопоставление просодемного пространства английского и латышского языков на основе электронно-акустической обработки просодической информации, выявление внутренних закономерностей данного уровня языка. Что, в свою очередь, дает возможность оценить процессы, определяющие изменения, имевшие место в процессе исторического развития английского и латышского языков.

Для решения задач, поставленных в исследовании, был проведен эксперимент, в языковую программу которого вошли английские и латышские однословные коммуникативные типы,  различающиеся местом ударения и выступающие в различных диалогических единствах в качестве: назывного предложения, положительного и отрица­тельного ответов, первичного вопроса и переспроса.

Корпус электронно-акустического анализа составили 1365 однословных предложений, из которых 705 английских и 660 латышских. Электронно-акустический анализ языковых програм­м осуществлялся с помощью компьютерных программ Speech Analyzer v. 1.5 и Praat v. 4.3.19. По каждо­му однословному предложению были получены абсолютные и относительные величины частоты основного тона (ЧОТ), интенсивности и длительности.

Ограничение эксперимента только однословными предложениями имело целью подвергнуть исследованию просодическое пространство слова-фразы и избежать воздействия на получаемые данные таких факторов как длина предложения, место слова в предложении и т.д.

В системе уровня фразовой просодии слова в ходе исследования было подтверждено существование следующих связей в просодемном пространстве английского и латышского языков: ядерные, универсальные, базисные. Выявленные связи составляют основу постоянного поведения системы, образуя структуру-инвариант просодемного уровня слова-фразы или, другими словами, просодемное пространство языка.

Анализ экспериментального материала показал, что внутри просодемы сосуществуют две нерасторжимые единицы другого уровня, за­висимые друг от друга, формируя просодему — элемент более высокого уров­ня, это тонема и акцентема, формирующие тонемно-акцентемное ядро, которое реализует ядерные связи внутри просодемы.

В результате эксперимента было выявлено, что и в английском, и в латышском языке дифференциальным признаком базисной оппозиции является расширение-сужение диапазона ЧОТ. Как выяснилось, в английском языке диапазон ЧОТ расширяется в вопросе с увеличением количества заударных слогов.

Следовательно, маркированным членом базисной оппозиции в английском языке является вопрос, характеризующийся расширением диапазона ЧОТ и единонаправленным восходящим контуром в пределах минимальной просодемы.

В латышском языке в первичном вопросе диапазон ЧОТ сужается с передвижением ударения к концу слова-фразы. Следовательно, маркированным членом базисной оппозиции в латышском языке является назывное предложение, характеризующееся расширением диапазона ЧОТ и единонаправленным нисходящим контуром в пределах минимальной просодемы.

Движение интенсивности в исследуемых языках в основном согласуется с движением ЧОТ. При этом, изменение диапазона интенсивности по отношению к акцентной структуре предложения не зависит от коммуникативных типов предложений.

Узлы противоречий или области относительно локализованных отношений в просодемном пространстве языка в которых переплетаются ядерные, универсальные и базисные связи, в английском и латышском языках находятся в начале просодемы.

Параметр «сжатие-растяжение», на котором основываются универсальные связи, в английском и латышском языках функционирует одинаково — свойство «сжатие» реализуется за счёт заударных слогов, а «растяжение» осуществляется с продвижением ударения к концу слова-фразы, т.е. за счет предударных слогов, вне зависимости от коммуникативных типов предложения. 

Таким образом, в ходе анализа функционирования просодемного пространства английского и латышского языков, удалось выявить в этих языках схожие закономерности, такие как, локализация активных центров или узлов противоречий в начале просодемы и одинаковое функционирование свойства времени, характеризующее универсальные связи в просодемных пространствах исследуемых языков. Полученные результаты дают возможность сделать предположение о сходстве в функционировании просодемных пространств исследуемых языков.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector