КАТЕГОРИЯ ПРОСТРАНСТВА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ РАЗВИТИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КОГНИТОЛОГИИ

В настоящее время одним из центральных вопросов отечественной когнитологии является рассмотрение категории пространства. Это связано, с одной стороны, с тем, что пространство воспринимается большинством ученых как универсальная категория. С другой стороны, категория пространства достаточно широко представлена на всех уровнях языка, что дает богатый фактический материал для исследования. Немаловажным является и возможность сопоставления языкового выражения категории пространства с воспринимаемым и реальным пространством.

Пространство как один из базовых концептов русской языковой картины мира рассматривается в работах Ю. Д. Апресяна, Н. Д. Арутюновой, А. Вежбицкой, А. Зализняк, Е. С. Кубряковой, И. Б. Левонтиной, Е. В. Рахилиной, Е. В. Урысон, А. Д. Шмелева, Е. С. Яковлевой и др. 

 В рамках когнитивного направления содержание и объем понятия «пространство» варьируется в зависимости от целей и предмета исследования.

Узконаправленное исследование категории пространства заключается в понимании пространства как «места». Эти два концепта, «пространство» и «место», связаны между собой уже в мифопоэтических представлениях. По словам Е. С. Кубряковой, пространство и место находятся в гиперо-гипонимических отношениях [Кубрякова 2000: 80]. В своей статье «О понятиях места, предмета и пространства» исследовательница пишет, что в современной когнитивной лингвистике «под крышу одного и того же языкового знака подводятся разные значения». Имеется в виду, что каждому ученому свойственно понимать пространство по-своему: одни видят мир как пространство, заполненное объектами, и в фокусе внимания оказываются  именно окружающие объекты (понимание по Лейбницу), в то время как другие видят само пространство (понимание по Ньютону) [Кубрякова 2000: 91].

Следуя данному Е. С. Кубряковой двойственному определению понимания категории пространства, работы исследователей, посвященные пространственной проблематике, можно разделить на две группы. Большинство работ относится к группе, основное внимание которой «сфокусировано на окружающих объектах», к меньшинству мы отнесем работы, понимающие пространство как таковое – это исследования, посвященные  выражению в языке такого понятия, как экзистенциональность (Арутюнова, Селиверстова, Цзинь Тао).

 Преобладание работ первой группы следует из положения о свойственной человеку особенности определять местоположение предметов относительного чего-то, например, относительно другого объекта, позиции говорящего и др. Так, исследование наречий (типа близко – далеко) предполагает субъективную оценку расстояния одного объекта относительно другого, глаголы перемещения описывают изменение положения объекта, предложно-падежные конструкции со значением локации определяют местоположение объекта относительно какого-то ориентира.

Исследование концепта «пространство» может проходить и в рамках контрастивных работ. Еще В. Гумбольдт отметил, что «через многообразие языков для нас открывается богатство мира и многообразие того, что мы познаем в нем: и человеческое бытие становится для нас шире, поскольку языки в отчетливых и действительных чертах дают нам различные способы мышления и восприятия»  [Гумбольдт 1985: 349]. Эта идея Гумбольдта нашла развитие в современных работах А. Вежбицкой, А. А. Зализняк, О. А. Корнилова, С. Г. Тер-Минасовой и др.). Сравнение способов отражения категории пространства в языках разных народов является одним из перспективных тем исследования.

Немаловажные результаты в раскрытии полноты выражения категории пространства в языке могут дать этимологические исследования слов, входящих в концепт «пространство». Например, Г. Гачев пишет, что в языках романской группы пространство  мыслится дискретным и ассоциируется с «шаганием»: «под латинским spatium (откуда английское space) лежит интуиция шагания: глагол spatior –шагать, т.е пространство мыслится рубленным, дискретным» [Гачев 1995: 27]. В то же время в немецком языке слово «пространство» (Raum) происходит от слова umenочищать, что определяет отношение к пространству как к пустоте. В русском же проСТРАНство явно слышится «страна» — ширь, бок, край, родимая сторонка (там же). М. М. Маковский в своей работе «Сравнительный словарь мифологической символики в индоевропейских языках» [Маковский 1996] сопоставляет слова со значением «пространство» в различных индоевропейских языках, описывает их древнейшие прототипы и механизмы словообразования.

Ориентация в физическом пространстве и отражение локативных отношений может также рассматриваться с ономасиологических позиций. Как отмечает Е. К. Савинова, категория пространства находит отражение на всех уровнях языка (морфологическом, лексическом, синтаксическом). Однако, по мнению Е. К. Савиновой, гораздо меньшее внимание уделено словообразовательным средствам отражения пространственных отношений [Савинова 1989: 6]. В исследовании проводится анализ производных наименований, внутренняя форма которых связана с ориентацией в физическом пространстве и отражением локативных отношений (ср. под-водный, за-речье, при-вратник, под-оконник и др.). В частности, выделение в производных наименованиях русского, английского, немецкого и французского языков локативной составляющей позволили автору сделать вывод о словообразовательной функции категории локативности.

Поскольку отражение категории пространства в языке оказывает влияние на формирование разнообразных типов номинаций с непространственным значением, В. Г. Гак предлагает рассматривать категорию пространства в лексико-семантическом поле языка не только в рамках его внутреннего единства, но и во взаимоотношениях с другими семантическими полями [Гак 2000: 127]. Внутренний анализ семантического поля пространства предполагает выделение типов пространств, организации пространств, позиции объектов и их пространственная соотнесенность, направление, ориентации, координат, мер длины, расстояний, поверхностей и т.д. Внешний анализ исследует связи и отношения данного поля с другими полями – в частности, рассматривается вход непространственной лексики в поле пространственной и наоборот [Гак 2000: 128]. В. Г. Гак выделяет следующие основные сферы, куда способны переходить пространственные наименования: бытие, универсум, общность, предмет, деятельность, время, качество, приблизительность, общение, социальная значимость, лицо и др. [Гак 2000: 130-132].

Отечественные ученые уделяют большое внимание рассмотрению категории пространства. Можно говорить о достаточно целостной картине, выработанной в научных исследованиях, посвященных проблематике отражения категории пространства в языке. Однако остается еще немало областей, не нашедших должного отражения в исследовательских работах.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector