К ВОПРОСУ ОБ ИНТЕРФЕРЕНЦИИ НА ИНТОНАЦИОННОМ УРОВНЕ

Не секрет, что любой человек, изучающий иностранный язык, является многогранной языковой личностью. Особенно интересно наблюдать за развитием языковой личности  в условиях полиязычного ареала, каковым  является Казахстан.

В последние годы в нашей республике проведен ряд интересных научных исследований  в области лингвистики, психолингвистики и социолингвистики. Но в тоже время в силу ряда причин у казахстанских лингвистов не пользуются популярностью исследования в области теории интонации.  Сулейменова Э.Д. отмечает, что существуют  «с  одной стороны, лакуны в исследовательском поле нашей лингвистики, с другой, — неравномерное распределение (даже перекосы) в сторону «популярных» проблем [Сулейменова 2001].

Многие вопросы теории интонации остаются еще нерешенными, так, например, определение самой интонации, классификация и терминологическое обозначение интонационных единиц. Кроме этого, нет установленной системы правил, «которые определяли бы все компоненты интонационного оформления высказываний в зависимости от их лексических, синтаксических, семанитико-прагматических и эмоциональных характеристик» [Мурзалина 2005].  В тоже время ученые  приходят к выводу, что интонация является центром всего коммуникативного высказывания.  Едва ли какая другая область фонетики развивается в последнее время более интенсивно, чем интонология. И в условиях данного развития мы наблюдаем широкий спектр мнений по базовым понятиям интонации, что зачастую приводит к недопониманию друг друга в науке, ибо использование одного и того же термина двумя разными учеными будет являться залогом того, что они подразумевают одно и тоже.    

В нашей работе мы намерены проследить взаимосвязь между теоретическими изысканиями лингвистов в области фонетики, а именно в области изучения интонации и преподаванием  фонетики и функциональной релевантностью вариантов интонирования носителей языка и тех, кто изучает конкретный иностранный язык.  Мы отталкиваемся от исследований М. К. Исаева в области  фонетики и будем использовать практический материал, полученный нами в ходе наших  наблюдений.

Исследуя видеозаписи открытых уроков учителей школ, мы пришли к выводу, что выученные образцы интонирования в иностранном языке влияют на интонирование предложений родного языка. Это можно заметить, например, в вопросительных предложениях, когда ученик, говорящий на родном языке, подсознательно использует структуру вопросительного предложения немецкого языка. В то же время, говоря на немецком языке, он не всегда точно передает интонацию предложения определенного типа.  Мы приходим к заключению, что здесь происходит явление обратной интерференции, причем со знаком «минус».

Все эти вопросы так или иначе связаны с интонологией.  Как справедливо заметила Б.К. Мурзалина, интонология, а именно сам термин, «еще не вполне обрел права гражданства в лингвистике». На современном этапе развития лингвистики дать определение интонации очень сложно, ибо все исследователи интонации «говорят на разных языках» [Мурзалина 2005]. Но уже сегодня  в работах некоторых исследователей, например, Е.А. Брызгуновой и Т.М. Николаевой, мы можем найти концептуальные определения интонации как явления. Они же предлагают  и терминологию по отношению к составным частям интонации.  И хотя вышеназванные лингвисты представляют славистику, мы считаем возможным перенос некоторых понятий и на просодику немецкого языка.

В немецком языке  большое  значение придается тону, с которым будет произноситься то или иное слово. Причем здесь понимается не «вежливый» или «грубый» тон, а именно тот высотный оттенок звука или слога, который должен приводить к корректному пониманию и воспроизведению речи. Многие преподаватели аспекта «практическая фонетика» отмечают,  что невозможно научить человека правильно интонировать и произносить слова и фразы, если у него нет хотя бы задатка музыкального слуха. Действительно,  слуховое восприятие играет очень важную роль в процессе обучения фонетике любого иностранного языка, и  тем  более, немецкого языка.

Для би – и полилингвов не избежать влияния родного языка на иностранный. И если можно свести к минимуму перенос фонетических характеристик с родного языка на иностранный  с помощью методов акустической и перцептивной фонетик, а, также  выполняя различные фонетические упражнения на коррекцию  произношения  тех или иных звуков, то в области просодики это удается не каждому.

Мы провели анализ нескольких учебно-методических комплексов немецких издательств и выяснили, что в большинстве случаев обучение немецкому языку начинается с обучения правильному интонированию. С чем это связано? Ответ можно найти в любом учебнике по практической фонетике немецкого языка. Именно благодаря интонации удается различать многие вещи, как например, немецкое имя Hermann и обращение Herr Mann. Если представить это в схематическом виде, то получим следующую картину:

‘↓Hermann.                                                    Herr ‘↑Mann.

Как видно из приведенных примеров, ударение (акцент) и интонирование являются двумя разными понятиями, которые, к сожалению, достаточно часто подменяются друг другом. Это происходит также потому, что фонетическая школа немецкого языка представлена не одним, а многими учеными, авторитет которых не поддается сомнению: Л. Зиндер (Санкт-Петербург), О. Цахер (Иркутск),O.Г. Козьмин (Москва) и многие другие. Проведя сравнительный анализ взглядов данных ученых, мы не установили особых расхождений в определениях. Однако, исследовав работы германских языковедов-фонологов (в частности, Майнгольда и Штока), мы замечаем существенную разницу в подходах к определению интонации и ее функций. Вслед за  отечественными лингвистами, мы выделяем у интонации следующие функции: выделительную (кульминативную), организующую (синтезирующую), разделительную (делимитативную),  смыслоразличительную и коммуникативную. Некоторые лингвисты, занимающиеся проблемами  коммуникации и прагматики текста, выделяют также и  коммуникативно-прагматическую функцию интонации.    

Как известно, отечественная, в том числе и  казахстанская школы обладают сильными позициями в преподавании предметов, входящих в ГОСО РК будущих учителей и переводчиков иностранных языков. Особенно сильно поставлено преподавания грамматики  и фонетики немецкого языка. Результаты обучения можно наблюдать у студентов, которые обучаются в зарубежных вузах. Начиная свое обучение и сталкиваясь ежесекундно с необходимостью общения на иностранном языке, студенты не теряются и показывают отличные результаты практически по всем позициям – аудирование, понимание, произношение, корректно построенные предложения. Все эти репродуктивные речевые навыки помогают им быстрее адаптироваться в иноязычной среде и успешно вести коммуникацию на иностранном языке. Их знания высоко оцениваются зарубежными вузами и их преподавателями. Они практически не прерывают свой речевой континуум, то есть не замедляют темп речи, не утрируют слоги и звуки для лучшего понимания. Все эти наблюдения как нельзя лучше описывают позиции преподаваемых предметов и говорят сами за себя, что не следует слепо переходить на западные стандарты образования, где, как известно, основной целью является обучение коммуникации.

Однако, наблюдая за нашими  студентами, обучающимися   в германских вузах, мы замечали, что не все так гладко проходит в неформальном общении с носителями языка. Если студенты на занятиях контролируют себя, свой речевой поток и максимально применяют свои знания на практике, то в обыденной, простой речи на улице, в гостях, среди знакомых происходят интересные метаморфозы. Проведя анализ речевого потока студентов на улице, мы пришли к выводу, что по интонированию речи можно установить с точностью до 70 процентов страну происхождения студента. Если по фонетической оболочке звуков это сделать было достаточно сложно (сказывается отличная подготовка по практической фонетике), то на уровне интонации сразу проявляются признаки родного языка.

Известно, что русский, так же как и казахский язык, обладает достаточно большим набором интонационных структур, способных передать тот или иной смысл фразы. Немецкий язык также богат на данные структуры, хотя высотные оттенки в немецком языке представлены менее разнообразно по сравнению с русским  или казахским языком. Приведем один случай из нашего опыта. Группа студентов стоит на остановке в одном из германских городов, ожидая автобуса. В данной группе представлены два студента из России и Казахстана, остальные студенты являются коренными жителями страны. К ним подходит женщина и спрашивает на хорошем немецком языке, как доехать до студенческого общежития. Натренированный слух сразу отличает отклонения от произносительной нормы немецкого языка, выдавая тот факт, что женщина приехала  из балканских государств. Завязывается разговор. Через некоторое время собеседница интересуется, не из России ли приехал студент. Удивленный тем, что иностранка, не знающая страны происхождения студента, правильно  ее определила, собеседник поинтересовался, почему она так решила. Ответ был более чем удивительный (приводим дословно): «А у Вас интонация другая, не немецкая. У Вас — русская, певучая, более музыкальная».

Что мы хотим сказать этим примером? А не стоит ли нам, не отрываясь от стандартного преподавания практической фонетики немецкого языка, обучая правильной артикуляции звуков, обращать более пристальное внимание и на формирование навыков интонирования   предложений различного типа, начиная вводно-фонетический курс с интонации и акцента? Ведь если неправильная артикуляция или отклонения от нормы произношения не являются релевантным препятствием  для коммуникации, то неправильная интонация может привести  к серьезным нарушениям  понимания собеседниками друг друга.  В этой связи уместно вспомнить слова профессора А.Е. Карлинского, который пишет: «Студентов знакомят, главным образом, с результатом лингвистического познания, не уделяя должного внимания методам и приемам получения данного результата». Так, может, не следует их просто знакомить, что да, есть такое явление, а учить, тренировать, чтобы и далее быть на высоте?

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector