АВТОРСКИЙ СТИЛЬ ШАРЛОТЫ БРОНТЕ

Данная работа посвящена анализу стиля романов Шарлоты Бронте. Особенность нашего подхода заключается в том, что индивидуальность стиля романистки мы рассматриваем с точки зрения феномена семейного творчества. Основанием для выбора данной точки зрения являются следующие факты: во-первых, изолированная жизнь сестер Бронте. Их общение с внешним миром ограничивалось чтением газет, рассказами отца (приходского священника) и служанки. Второй факт — это общность литературной фантазии. Еще детьми Бронте выдумывают фантастические миры: Шарлота и Брануэл писали о сказочной стране Ангрии, а Эмили и Анна о Гондале. Эти первые творческие работы затем переросли в написание стихотворений, а потом и романов.

В истории русской критики вопрос о феномене семейного творчества сестер Бронте не ставился с должной принципиальностью. Самая первая заметка, появившаяся в России о Шарлоте Бронте вышла в журнале «Библиотека для чтения», где актуальной стала дискуссия, начавшаяся ещё в Англии. Это спор о том, кто же является автором романа — мужчина или женщина. Узнавание в авторе женщины предопределило концентрацию внимания на психологической стороне романного стиля и сюжета. О том, что автор — женщина, говорят «предмет и подробности книги» [Литературные новости в Англии 1849: 151]. Кроме того, книга названа «английской», ибо она «говорит сердцу о чувстве собственного достоинства» [Литературные новости в Англии 1849: 152]. Те, кто признавал автора мужчиной, апеллировали к той же психологической реальности: мужской образ автора выделялся за счет эмоциональной стороны речи. Автора романа признавали мужчиной по причине «сжатого, картинного, энергического слога» [Дружинин 1852: 37]. Подобные эпитеты дала стилю Шарлоты и Е. Тур — «характерный, резкий» [Тур 1858: 574].

Как показывают наши исследования, в дальнейшем обсуждение романов Ш. Бронте сосредоточилось на характерологии. В 1853 году  журнал «Пантеон» утверждал, что «достоинства романа не в сюжете, а в новых характерах» [Ч-въ 1983: 19]. И, действительно, уже тогда авторы многих статей обвиняли Шарлоту в отсутствии оригинальности сюжета, что все её героини — бедные девушки, учительницы и дурны собой.

Поэтому мы можем с уверенностью утверждать, что изучение стиля Шарлоты Бронте в ракурсе заявленной нами темы на сегодняшний день остается актуальным. Среди немногочисленных работ, которые посвящены особенностям стиля писательницы в целом, мы можем выделить появившуюся лишь в 1958 году статью Р.И. Соркиной «Художественно-стилистичекие средства создания образа (Джейн Эйр)» [Соркина 1958]. В ней мы находим подробный разбор стилистики Ш. Бронте, который послужил основанием для формирования подхода в нашей работе.

Профессор Маргот Питерс выделяла 5 особенностей стиля Шарлоты:

  1. эмфатические наречия, служащие для интенсификации
  2. чёткий синтаксис: сложносочинённая связь, больше знаков препинания, инверсия, отрицания
  3. антитетические противопоставления
  4. метафоризация, архаизмы и поэтизмы, гиперболизация
  5. юридический лексикон.

Главной же чертой стиля Бронте она называет «напряженность» [Полторацкий 1975]. «Не менее характерными оказываются и противоречия стиля, когда образность соседствует с педантизмом, радикализм с политическим консерватизмом», что является следствием невротической личности автора и особой амбивалентности её творчества: конфликт между жаждой свободы и необходимостью подчинения. Причём, как отмечает Питерс, ни одна из сторон не побеждает в этом конфликте.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector