ПОЛЕВАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СИСТЕМЫ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ЖАНРОВ

Один из главных путей к уточнению понятия речевого жанра (далее РечЖ) — создание типологии жанров.

«Актуальными проблемами жанроведения, по-видимому, можно считать 1) параметризацию жанровых форм и установление системных отношений между параметрами (уместно вспомнить в этой связи модель РЖ, разработанную Т.В. Шмелевой. – Прим. А.Щ.), 2) создание классификаций и многоаспектной типологии жанров (выделено нами – А.Щ.), 3) уточнение главных оппозиций в системе терминов жанроведения, 4) структуризацию жанроведческих понятий в системе общелингвистических концептов и 5) исследование жанровых форм в историческом аспекте» [Гольдин 1999: 6].

Исследователи выделяют оппозиции, которые могут лежать в основе построения типологии РечЖ. К числу таких оппозиций можно отнести следующие: первичный жанр (простой, элементарный, атомарный, одноактный) / вторичный (сложный, комплексный, многоактный); обычное, повседневно-бытовое речевое поведение, воспринимаемое всеми членами коллектива как «естественное», единственно возможное, нормальное / все виды торжественного, ритуального, внепрактического (государственного, культурного, обрядового) речевого поведения, воспринимаемые самими носителями данной культуры как имеющие самостоятельное значение; оппозиция: информативная (иначе коммуникативная) цель / эмотивная цель.

Как уже было сказано выше, идушее от М.М. Бахтина двоякое понимание РечЖ как 1) типовой разновидности текста, закрепившееся в литературоведении, теории журналистики, науковедении) и как 2) ситуативно-типовое высказывание (лингвистическое понимание) должно, по идее, в известном смысле противопоставить понятия РечЖ и, например, литературный жанр. Однако, как предлагают О.А. Крылова и Со Ын Ен, «если вместо термина «высказывание» в бахтинском определении употребить термин «текст» и понимать под речевыми жанрами устойчивые тематические, композиционные и стилистические типы текстов, то указанное противоречие будет снято» [Крылова, Со Ын Ен 2000: 104]. Таким образом, понятие РечЖ оказывается родовым по отношению к понятиям литературный жанр, деловой жанр, научный жанр и т.д. Аналогично обстоит дело и в случае с публицистическими жанрами, или с жанрами журналистики (далее – ЖЖ) вообще и с газетно-публицистическими жанрами в частности.

В литературе вопроса ЖЖ определяются как формы текстов, которые характеризуются устойчивыми чертами, зависящими от специфики реализуемого замысла, типом представления содержания адресату, наличием или отсутствием отличительных композиционно-речевых признаков. В зависимости от авторского намерения ЖЖ традиционно делятся на три группы: информационные, аналитические и художественно-публицистические.

Анализ имеющейся литературы показал, что в большинстве случаев ЖЖ выделяются по тематическому, интенциональному (в зависимости от авторского намерения — интенции) и даже формальному признаку (например, объем или расположение на газетной полосе). Используется при выделении того или иного жанра специфические в журналистике понятия — метод отражения действительности, уровень глубины проникновения познающего субъекта в объект.

В словарной статье «Речевой жанр» в Стилистическом энциклопедическом словаре отмечается, что одним из важнейших критериев классификации речевых жанров «являются сферы деятельности (прежде всего духовной) и общения. Важнейшие виды духовной социокультурной деятельности, выступая экстралингвистической основой соответствующих функциональных стилей, предстают в качестве иерархически организованных систем частных деятельностей и образующих их типовых действий, лежащих в основе групп речевых жанров и отдельных жанров» [Салимовский 2003: 353].

В жанроведении до сих пор остается отрытым вопрос о том, каково соотношение стилей языка/речи и жанров. Как нам представляется, система стилей имеет полевую структуру. Об этом рассуждает в своих работах М.Н. Кожина: «Весь текстовый (речевой) континуум как носитель функциональных стилей подразделяется на пять-шесть (если брать религиозный) функциональных стилей, при этом специфика каждого функционального стиля соотносится с узким кругом центральных подстилей и жанров, в наиболее чистом виде и наиболее полно представляющих эту специфику как лингвистическое воплощение влияния на речь прежде всего базовых экстралингвистических стилеобразующих факторов <…> Дальше от центра (на пути к периферии) находятся подстили и жанры, отражающие помимо базовых и другие экстралингвистические факторы; тем самым к основным стилевым чертам добавляются другие, обусловленные дополнительными (кроме базовых) факторами» [Кожина 2003: 290].

Дальнейшие рассуждения приводят к мысли, что каждый стиль имеет свой набор жанров, которые, в свою очередь, также организованы по принципу поля. В центре располагаются наиболее стабильные и частотные жанры, обладающие такими признаками, которые свойственны в стилистическом плане публицистической функциональной разновидности русского языка. Другие располагаются на периферии. «В жанрово-стилистической структуре газеты можно выделить жанрово-стилистическое ядро и жанрово-стилистическую периферию. Ядро газеты – публицистическое: собственно публицистика (аналитические жанры, публицистический стиль) и пограничные явления (информационно-публицистический и художественно-публицистический жанры и стили). Периферия газеты – сугубо информационные и сугубо художественные материалы, официально-деловой и художественный стили» [Современная газетная публицистика 1987: 7].

М.Н. Ким отмечает следующие тенденции в системе жанрообразования. «Процесс перестройки жанровой системы происходит на современном этапе за счет смешения одних жанров с другими. В системе жанров журналистики на периферию отошли такие крупномасштабные жанры, как очерк, а в центр выдвинулись информационные жанры. Срединное положение занимает группа аналитических жанров (выделено нами. – А.Щ.); возникновению новых жанров предшествует освоение журналистами новых методов познания действительности, взятых на вооружение из других сфер человеческой деятельности, например, социологическое резюме или статья-прогноз; процесс размывания жанровых границ приводит не только к образованию гибридных жанровых форм (например, очерк-расследование), но и постоянному жанровому взаимообогащению (выделено нами. – А.Щ.); изменяясь и трансформируясь, жанр в своем развитии сохраняют свои преемственность, основные типологические признаки (выделено нами. – А.Щ.), обнаруживаемые в многообразии отдельных жанров» [Ким 2004: 12].

Таким образом, несмотря на подвижность жанровой системы публицистики, несмотря на постоянное взаимопроникновение публицистических жанров, ядро жанрового поля остается более или менее стабильным. Изменения касаются в большей степени периферийных зон. Часть жанров (в настоящее время это, например, сатирические жанры) из области периферии может сдвигаться к ядру при изменении ряда экстралингвистических параметров, перечень которых может быть установлен при специальном исследовании.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector