ПАМЯТЬ

В КНДР есть множество достопримечательностей, сохранившихся со времен Корейской войны 1950-53 гг., которую здесь называют «Освободительной». Недалеко от Пхеньяна в местечке Кынчори расположился секретный лагерь — ставка главнокомандующего, откуда, согласно официальной версии, в годы вооруженного конфликта между КНДР и США с Южной Кореей руководил борьбой основатель и первый президент республики Ким Ир Сен. Мемориальный комплекс раскинулся на обширной территории площадью 326 гектаров и насчитывает более 70 зданий и построек различного назначения, сохранившихся со времен войны. Экскурсоводы демонстрируют посетителям рабочий кабинет главнокомандующего с пробитой осколком американской авиабомбы стеной, жилые помещения, кухню и тщательно охраняемый родник, из которого обитатели ставки набирали воду. Сохранилась и комната, где жил сын Ким Ир Сена, нынешний лидер КНДР Ким Чен Ир. Тогда ему было всего десять лет, однако, как рассказывают, он уже тогда принимал живое участие в работе отца, помогал ему, учился читать военные карты. Тогда же ему подарили первый в жизни пистолет, чтобы отстреливаться в случае нападения врага на лагерь. История рассказывает, что тщательно замаскированный лагерь дважды подвергался бомбардировкам ВВС США: в апреле 1951 и августе 1952 гг. Стали подозревать, что в ставке появились предатели, которые координировали налеты врага, и в результате проведенного лично Ким Ир Сеном расследования удалось установить их личности. Шпионов исключили из партии и казнили. До сих пор на земле лежит 500-килограммовая авиабомба единственная неразорвавшаяся из 150 сброшенных в тот день на землю. Экскурсовод говорит, что она упала в пятидесяти метрах от места, откуда Ким Ир Сен руководил действиями подчиненных во время налета. «Это знак свыше, что наш вождь был избранным человеком», — почти шепотом произносит девушка. Неподалеку виднеются развороченные и обугленные остатки примитивной напалмовой бомбы, представлявшей собой обычную железную бочку. Особый интерес у посетителей вызывает оборудованный в блиндаже кинозал, где в редкие свободные от работы часы члены ставки смотрели советские и китайские фильмы — «Чапаев», «Ленин» и другие. Кино демонстрировалось без перевода на корейский, поэтому Ким Ир Сен, в совершенстве владевший русским и китайским языками, часто выступал в роли переводчика. Всего за время пребывания в ставке главнокомандующий издал более тысячи приказов и декретов. После окончания войны он приезжал в Кынчори еще 25 раз, вспоминая трудные годы борьбы за независимость, пройденные вместе с боевыми товарищами.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector